Ученые обнаружили половину недостающей материи Вселенной

19:43 10/10/2017
👁 1 108

Вселенная получила свою масштабную структуру

Ученые впервые обнаружили половину недостающей материи Вселенной, которая состоит из частиц, называемых барионами. Они связывают галактики вместе при помощи горячего диффузного газа, сообщает New Scientist.

Две команды ученых практически одновременно обнаружили протоны, нейтроны и электроны, которые ранее найти не удавалась. “Проблема бариона решена”, – заявил Хидеки Танимура из Института космической астрофизики в Орсе (Франция). Другую группу исследователей возглавляла Анна де Граафф из Университета Эдинбурга (Великобритания).

Этот газ настолько тонкий и недостаточно горячий, что рентгеновские телескопы долгое время не могли его уловить. До этого существование барионов имело только теоретическое подтверждение.

Обе команды ученых воспользовались феноменом, называемым эффектом Суняева-Зельдовича, который возникает, когда свет, оставшийся от Большого взрыва, проходит через горячий газ. По мере того, как он распространяется, рассеиваются электроны в газе, оставляя на космическом микроволновом фоне туманное пятно.

В 2015 году спутник Планк создал карту этого эффекта во всей наблюдаемой Вселенной. Поскольку “усики” газа между галактиками сильно рассеяны, тусклые пятна, которые они вызывают, слишком малы, чтобы их можно было увидеть непосредственно на изображении. Обе команды выбрали пары галактик из Sloan Digital Sky Survey. Они укладывали сигналы Планка для областей между звездными скоплениями, делая индивидуально слабые нити, обнаруживаемые в массе.

Обе команды нашли окончательное доказательство наличия газовых нитей между галактиками. Группа Танимура обнаружила, что они почти в три раза плотнее, чем среднее значение для нормальной материи во Вселенной. Британские ученые получили несколько иные данные, но сведения различаются из-за анализа разных территорий.

По материалам OANE.WS

2 Comments

  1. Влад Менбек:

    Мир и Антимир

    Сингулярность взорвалась и породила нашу Вселенную.

    Откуда взялась сингулярность и что это такое? Почему она взорвалась? Куда разлетелась её материя?
    И ещё много вопросов возникает к Большому Взрыву, к сингулярности и инфляционному расширению, которое почему-то остановилось.

    Но возможно, что наша Вселенная (с Миром и Антимиром) – это мизерная точка в Большой Вселенной, которая бесконечная и вечная, относительно нашей Вселенной. И Большая Вселенная не пустая. Она заполнена праматерией (как предполагал академик Амбарцумян).

    Без праматерии невозможно даже сказать «Да будет свет!». В пустоте ничего не может появиться, кроме пустоты.
    Разумеется, праматерия имеет свои законы «существования».

    Нас интересует наша Вселенная, её размеры, её структура и физические законы, которые ей управляют.

    В бесконечности Большой Вселенной и вечности праматерия уже давно бы рассосалась и успокоилась.

    Бесконечность и вечность – синонимы.

    Но очевидно праматерия перемещается (а возможно – бушует) в пространстве Большой Вселенной. Если бы праматерия не «волновалась», то наша Вселенная не «родилась» бы.
    И возможно, что Большая Вселенная только для нас Большая. А на самом деле имеет границы, в каком-то ещё более обширном пространстве. И она не совсем вечная.

    Но относительно нашей Вселенной, Большая Вселенная вечная и бесконечная.

    Начало

    Волны в праматерии «бродили» и «метались» по просторам Большой Вселенной бессчётное количество миллиардов лет, по нашим понятиям течения времени. Они создавали в разных местах разряжённые области и пики плотности.

    И вот однажды, «схлестнувшись» в какой-то точке Большой Вселенной, волны создали на мгновенье пик плотности в 10 94 гр./см.3 , по нашим понятиям плотности, массы и размеров.

    Вот в этой точке, с чудовищным пиком плотности, и возникла наша Вселенная.

    Но через мгновенье с «точки зрения» Большой Вселенной, волны праматерии разошлись, и точка рассосалась в пространстве Большой Вселенной.

    Однако пока волны откатывались в просторы Большой Вселенной, в недрах нашей точки-Вселенной, запустилось времени. И оно было так стремительно, относительно «течения времени» в среде волн праматерии Большой Вселенной, что каждая «секунда» ТАМ была продолжительнее нашей секунды во много-много миллиардов раз.

    Волны плотности праматерии ещё не отошли от нашей Вселенной, лишь слегка ослабли, а у нас уже появились кванты физического вакуума, частицы, звёзды, галактики, скопления галактик т. д.
    И у нашей точки-Вселенной появилось что-то в виде внешней поверхности – «плёнки».

    Уровни пространства

    Удары праматерии Большой Вселенной по «поверхности» нашей точки-Вселенной, заполненной праматерией, возбудили вторичные волны самой разной длины, которые и создали наше пространство.

    Волны распространялись в самых разных направлениях: «поперёк, вверх-вниз, вперёд назад», хотя в нашей Вселенной ещё не было ни верха, ни низа, ни других направлений.
    Волны пересекались, гасили друг друга и увеличивались, сливаясь, если были одной длины.

    Вторичные волны пересекли пространство нашей Вселенной (заполненной праматерией) много раз, возможно много миллиардов раз, отразившись от внутренней поверхности «плёнки».

    Это отражение породило интерференцию. Так появились стоячие волны, с «пучностями» и «узлами», заполненных праматерией.

    Интерференция волн — взаимное увеличение или уменьшение результирующей амплитуды двух или нескольких когерентных волн при их наложении друг на друга.

    Стоячие волны были разной длины и этим они создали структуру разных уровней пространства: от 10 –33 см. до 10 –13 см., и 10 –8 см., а также ещё более длинные волны.
    Таким образом, почти вся праматерия в нашей Вселенной была структурирована.

    Самые первые, «глубинные» стоячие волны, с радиусом в 10 –33 см., содержали в себе бушующую праматерию, которая была активна и рвалась вовне.
    Так появились кванты первичного вакуума.

    Праматерия металась в «пучностях» стоячих волн, вращаясь и пульсируя, то есть: «проваливалась» к центру квантов и, не найдя выхода, возвращалась назад.
    Появился момент вращения и спин.

    «Выше» квантов появлялись длинные, но более слабые стоячие волны – так возникли кластеры. Они объединяли множество квантов первичного вакуума. Ещё «выше» стали появляться ещё более длинные стоячие волны, которые объединяли уже кластеры.

    Многоэтажное формирование всё более крупных кластеров, добралось до уровня нашего привычного мира. Самые большие стоячие волны, (глубже наших частиц), можно назвать доменами.

    Однако чем большего размера были кластеры и домены в «больших» стоячих волнах, тем неустойчивее они были.

    Частицы

    Частицы возникли в среде «верхних» доменов. Но они образовались не в стоячих волнах, частицы «объединили» «верхние» домены, но по иному.

    Частицы – это кавитационные пузырьки, которые имеют отрицательную плотность, относительно кластеров, доменов и квантов первичного вакуума.

    Мы считаем, что плотность частиц и ядер атомов 10 14 гр./см.3 .
    Но всё с точностью до наоборот: у частиц и ядер атомов плотность 10 –14 гр./см.3 , относительно вакуума. И поэтому плотность первичного физического вакуума не 10 94 гр./см.3 , а 10 80 гр./см.3

    Мы ведём расчёты от уровня нашего мира, от наших частиц, считая их очень плотными образованиями. А физический вакуум ошибочно считаем пустотой.

    Весь наш Мир и мы сами находимся и живём в абсолютно плотном физическом вакууме. Как глубоководные рыбы, и мы не чувствуем внешнего давления вакуума, потому что внутри нас такая же плотность.

    Мир и антимир

    Праматерия в квантах вакуума пульсирует и «сжимается» (схлопывается) в точку. Однако праматерия не останавливается в точке, она пролетает сквозь точку, как сквозь игольное ушко, и «выворачивается наизнанку», приобретая отрицательное значение плотности, относительно изначального значения.

    Проскакивая точку схлопывания (сингулярность) и «вывернувшись наизнанку», праматерия расширяется в стоячих волнах квантов, создавая на миг, длительностью в 10 –43 с. – антимир.

    Антимир, поочерёдно с нашим миром, занимает одно и то же пространство, на мгновенье, по нынешним понятиям течения времени, на 10 –43 с. Кванты первичного физического вакуума служат границей между нашим миром и антимиром. Но не пространственной границей, а временной.

    В антимире возникли такие же кластеры, домены и кавитационные пузырьки, которые появились в нашем мире.

    Кавитационные пузырьки – виртуальные образования в среде доменов. Они заполнены минимумом праматерии, той праматерии, которая не попала в кванты (в пучности), а осталась в узлах, между квантами.

    В нашем мире плотность праматерии в кавитационных пузырьках разительно отличается от плотности праматерии в квантах вакуума.

    Если считать физический вакуум пустотой, как мы и делаем, то плотность кавитационных пузырьков (в наше время) 10 –68 гр./см.3 – это «фантомы».

    В антимире плотность праматерии в кавитационных пузырьках тоже отрицательна, относительно пространства антимира. Но «вывернутая наизнанку» праматерия антимира – как зеркальное отражение нашего мира почти по всем параметрам, кроме фотонов, квантов света.

    Волны

    При пульсации все кванты первичного вакуума во всей нашей Вселенной, одномоментно, «сбрасывают» со своей поверхности волну длиной в 10 –94 см., каждые 10 –43 сек.

    Поверхностный слой нашей Вселенной постепенно испаряется, в просторы Большой Вселенной, создавая в нашем пространстве разряжение. И этот дисбаланс «ощущают» кванты. Поэтому они сбрасывают часть энергии, чтобы выровнять уровень плотности между нашей Вселенной и волнами праматерии в Большой Вселенной, которые всё слабее и слабее «давят» «снаружи».

    Стремясь сохранить баланс плотности с пространством Большой Вселенной, кванты, сбрасывая часть энергии, в виде волн в 10 –18 часть от своего радиуса каждую пульсацию. Но радиус квантов первичного вакуума остаётся прежний – 10 –33 см.

    Пульсируют кластеры, домены, но кавитационные пузырьки («фантомы»), кроме пульсации, уменьшаются в 10 –18 часть от их радиуса.

    Все кванты первичного вакуума, кластеры, домены и «фантомы» пульсируют и «сбрасывают» волны одномоментно. И скорость сброшенных волн – мгновенна. Они пронизывают пространство нашей Вселенной за 10 –43 сек.

    Фазовая скорость бесконечна в средах с нулевым показателем преломления.

    Фазовая скорость – это характеристика волны, показывающая с какой скоростью бегут её «горбы» и «впадины».

    Существует предположение, что фазовая скорость волн не несёт информации о внутреннем состоянии частиц. Но в фазовой скорости содержится информация о том, какого размера у стоячей волны высота «горба» и глубина «впадины».

    Фазовая скорость несёт информацию о размерах не только для квантов, но и для кластеров, доменов и кавитационных пузырьков. Ведь все они, в конечном итоге, порождены стоячими волнами.

    В каждый момент времени в 10 –43 с. все кванты первичного вакуума нашей Вселенной имеют одинаковые размеры. Но кавитационные пузырьки, «фантомы», уменьшаются в размерах. Они не пульсируют, скорее их поверхность вибрирует, сбрасывая в пространство волны длиной в 10 –54 см., каждое мгновенье в 10 –23 сек. в наше, сегодняшнее, время.

    «Фантомы»

    Кавитационные пузырьки образовались на самом верхнем «этаже» физического вакуума – это просто пузырьки, имеющие плотность в 10 –68 гр./см.3 , по нашим нынешним представлениям о плотности вакуума, массе и размерах. Англичане называют «фантомы» «вимпами». Вся их масса содержится в поверхностной плёнке.

    Вся праматерия была «захвачена» квантами первичного вакуума. «Фантомам» досталось мизерное количество праматерии в узлах между пучностями. Плотность материи в недрах «фантомов» мизерно-отрицательная, относительно окружающего пространства.

    «Фантомы» впоследствии стали частицами, но в начале времён, они заполнили весь наш Мир плотно, как пена из совершенно одинаковых пузырьков, практически без зазоров.

    Такие же «фантомы» появились в антимире. Они тоже пульсируют, но, не уменьшаясь, а увеличиваясь в 10 –18 часть от своего радиуса. «Антифантомы» не сбрасывают со своей поверхности фазовые волны, а наоборот, поглощают эти волны из антипространства.

    Но если мы переместимся в антимир, в антипространство, где «стрела времени» обратная, относительно нашей, то увидим, что это наш Мир, который мы покинули, является антимиром. А здесь в антимире всё нормально. И время течёт из прошлого в будущее, а не наоборот.

    Дело в том, что при нашем перемещении в антимир буквально всё: время, физические законы, наше сознание, наше мышление, наша психика «выворачиваются» «наизнанку».

    Кавитационные пузырьки нашего Мира, в начале начал, имели радиус в 1 сантиметр, но это по нынешним понятиям метрики. Секунда в те времена была продолжительнее нынешней, в 10 13 секунд нашего времени.

    С момента своего «рождения» «фантомы» стали квантовано коллапсировать. Но их коллапс происходил без провала праматерии в точку, потому что в «фантомах» было мизерное количество праматерии. Той праматерии, которая осталась в узлах, между квантов.

    У «фантомов» пульсирует и излучает волны только оболочка, с амплитудой в 10 –18 часть от их радиуса, каждые 10 –23 секунды.

    Все меры длины и времени в начале времён были иные, больше сегодняшних в 10 13 раз. Но и сантиметр, и секунда, как только появилось пространство в нашем Мире, стали уменьшаться в 10 –18 часть от своего размера.

    10 –18 часть – это константа, объясняющая «разбегание» галактик, точнее, расширение пространства.

    Наша Вселенная постепенно тает. Она отдаёт «дань» Большой Вселенной в виде энергитических волн праматерии. Расплачивается за своё нечаянное рождение.
    Но эта расплата будет продолжаться многие миллиарды лет, по нашим понятиям течения времени.

    Это уменьшение всего и вся происходило миллиарды лет, происходит и сейчас, в наше настоящее время.

    Белые дыры

    В начале начал в наше (верхнее) пространство, на уровне «фантомов», «ворвалось» огромное количество Белых дыр!
    Они сразу стали извергать чудовищную массу «вывернутой» (отрицательной) энергии, которая разлеталась с релятивистской скоростью по всему (верхнему) пространству. И ещё Белые дыры «излучали» волны мощнейшей антигравитации.

    Энергия Белых дыр вливалась в «фантомы», с радиусом в 1 сантиметр, «загружая» их антимассой, и кавитационные пузырьки стали приобретать отрицательное значение плотности в 10 –14 гр./см.3 , относительно окружающего пространства.

    Так «фантомы» превратились в первичные адроны, которые стали пульсировать, проваливаясь к своему центру, и возвращаясь обратно к своим размерам.
    Адроны пульсировали 10 23 раз в прошлую, «длинную» секунду, но если количество пульсаций перевести в сегодняшнее время, то адроны пульсировали всего 1010 раз, в нынешнюю секунду.

    Во время пульсации, они «сбрасывали» со своей поверхности (при каждом импульсе) волны длиной в 10 –28 см., которые с фазовой скоростью (выше релятивистской) разлетались по пространству.

    Поэтому все адроны, а сейчас – частицы, в один момент времени имеют одинаковые размеры. Фазовая скорость сброшенных волн моментально «сообщает» всем частицам в нашем Мире о размерах каждой частицы.

    Антигравитация Белых дыр стала выметать первичные адроны и «фантомы» из окружающего пространства – так появились войды, с минимумом вещества. Стала выстраиваться нитевидная (сетчатая) структура скоплений вещества вокруг войдов, в которых позже зародились галактики.

    Во время выметания часть адронов, разогнанная антигравитацией почти до релятивистских скоростей, ушла в свободный полёт.
    Другая часть адронов сгруппировалась в облака, которые сталкивались и прессовались антигравитацией от многочисленных Белых дыр, превращаясь в хаос праматерии имеющую отрицательную плотность, относительно окружающего пространства.

    Так появились чёрные дыры, которые антигравитация Белых дыр тоже вымела из войдов в облака адронов, в нитевидные скопления вещества.

    Чёрные дыры – Белые дыры

    В чёрных дырах, с чудовищной отрицательной кривизной, вещество нашего Мира (кроме квантов первичного физического вакуума) исчезает, обращаясь в праматерию, которая обрушилась в центр чёрных дыр.

    Праматерия сразу приобрела скорость падения к центру чёрных дыр выше релятивистской. Праматерия в нашей Вселенной «существует» не по нашим, а по своим физическим законам.

    В чёрных дырах праматерия имеет отрицательную плотность, относительно плотности вещества в окружающем её пространстве нашего Мира. Поэтому чёрные дыры «засасывают» любое вещество, из окружающего их пространства, превращая его в праматерию.

    «Засосать» сразу всё вещество из пространства нашего Мира чёрные дыры не могут, потому что у нас есть предел в скорости движения тел в пространстве – релятивистская скорость. И расшириться чёрные дыры не могут, потому что в её недрах отрицательная плотность, относительно окружающего её пространства. У неё нет внутреннего давления, направленного вовне, а наоборот.

    В чёрных дырах не существует течения времени и «понятия» о скорости движения, как в нашем пространстве.

    Самое простое пространство с отрицательной кривизной называют анти-де Ситтеровским пространством (или кратко — АДС-пространством). Оно подобно гиперболическому. В отличие от нашей Вселенной, которая «расширяется», АДС-пространство не расширяется, не сжимается и всегда выглядит одинаково.

    Праматерия, с неопределяемой скоростью, обрушивается в центр чёрных дыр. Но не в наше текущее время, а в наше будущее.

    Во время пересечения материей центра горизонта событий возникает булькающий звук. Этот звук является преобразованием энергии движения в звуковые волны.

    Подобные звуки не могут распространяться в пустоте, только в плотной среде физического вакуума.

    В 2003-м году астрономы с помощью космической рентгеновской обсерватории Чандра зафиксировали звуковые волны, исходящие от сверхмассивной чёрной дыры, находящейся на расстоянии 250 миллионов световых лет.

    Для праматерии нашего времени не существует, и поэтому она сразу ушла в конец времени нашего Мира. В то время, когда наш Мир «угаснет» и полностью рассосётся в пространстве, превратившись в высокоэнтропийный «кисель».

    В глубине чёрных дыр, на самом «дне», праматерия сталкивается с нашим первичным физическим вакуумом. И если у праматерии достаточно энергии, для пробоя вакуума, то она его пробивает и попадает в антимир.

    Кванты, пульсируя, выворачиваются «наизнанку», создавая на мгновенье в 10 –43 сек, антимир, и на такое же мгновенье, при возвращении в исходное состояние – наш Мир.

    Кванты первичного физического вакуума – самые «прочные» элементы нашей Вселенной.

    И в антимире появляются Белые дыры – это ворвавшаяся в антимир праматерия чёрных дыр из нашего Мира, но вывернутая «наизнанку». Так в антимире возникли Белые дыры.

    Они взрываются, разбрасывая по всему пространству антимира энергию. В антимире уже произошли изменения, а именно: образовались кластеры, домены и кавитационные «пузырьки, но не частицы, а «пустотелые» «антифантомы».

    Энергия из Белых дыр стала заполнять «антифантомы» с релятивистской скоростью, превращая «антифантомы» в антиадроны.

    Антиадроны» стали уменьшаться (коллапсировать), так же как у нас. Ведь если переместиться в антимир, то всё выворачивается наизнанку: наши понятия и наше течение времени.

    Процесс выметания антиадронов из ативойдов в нитевидные структуры вещества, был такой же, как в нашем Мире.

    И, спустя некоторое время, часть антиадронов, спрессованная волнами антигравитации от Белых дыр, «схлопнулась» в античёрные дыры, как в нашем Мире. Хотя для праматерии не было разницы: антимир это или наш Мир. Поэтому праматерия устремилась в будущее антимира, которое для нашего Мира является нашим прошлым.

    В античёрных дырах праматерия устремилась к центру дыр, и ударила по первичному физическому вакууму.

    Пробив вакуум, праматерия вырвалась в нашем Мире в виде Белых дыр.

    А наш мир, в этот момент, еще не родился, он находился (парадокс) в состоянии своего рождения.

    Это прошлое нашего Мира. Он заполнен «пустыми» кавитационными сферами стоячих волн («фантомами»), с радиусом в один сантиметр, по нашим сегодняшним мерам длины.

    И «вывернутая» первичным физическим вакуумом энергия из антимира, заполняет сферы стоячих волн, порождая адроны нашего Мира, и выметая их из войдов.

    Адроны нашего Мира, уже породившие антимир, еще не родились в нашем мире. Их породили антиадроны антимира.

    Так в нашем Мире появились первые частицы.

    Будущее для нашего Мира – это прошлое для антимира. И наоборот.

    Но для Большой Вселенной – это единый момент.

    Течение времени – это квантованное изменение разницы потенциалов энтропии между веществом и пространством.

    Частицы и галактики

    Размеры частиц в пустоте могут быть произвольные. В пустоте для частицы нет никакой разницы, быть ей в 100-1000 раз больше или меньше. В Стандартной модели нет объяснения идентичности размеров частиц и атомов во всей нашей вселенной.
    Что заставляет их быть такими, какие они есть?

    Размеры частиц диктуются физическими законами, которые «вморожены» в пространство, которое структурировано стоячими волнами в физическом вакууме.

    Размеры частиц и атомов диктуются размерами стоячих волн, которые образовали кванты, кластеры и домены.

    Разбегание галактик у горизонта событий, открытое астрофизиками, должно быть близко к скорости света.
    Но это не галактики разбегаются (даже с «ускорением») – расширяется пространство. Об этом уже говорят многие.

    Пространство расширяется не просто так – мы живём в замкнутой системе нашей Вселенной, в окружении праматерии. Значит, расширение пространства происходит иным путём, а именно: все объекты в нашей Вселенной уменьшаются в размерах, тем самым, расширяя и увеличивая пространство.

    Расстояния между частицами, атомами, звёздами, тоже уменьшается, то есть: пропорции остаются прежними. Поэтому мы не заметим изменения сил взаимодействий между объектами.
    Приборы тоже изменяются – они состоят из тех же атомов. Всё это происходит одномоментно: со всеми квантами, кластерами, доменами, частицами, атомами, планетами, звёздами, галактиками.
    Фазовая скорость не имеет ограничений в скорости движения.

    Не сложно подсчитать, что все объекты в нашем Мире должны уменьшаться в 10 –18 часть, от своего радиуса в секунду, для того, чтобы горизонт событий «убегал» от нас с релятивистской скоростью.

    Мы видим галактики у горизонта событий с опозданием, из-за ограниченной скорости света. Хотя для дальних галактик и звёзд прошло столько же времени, сколько у нас. И они «постарели» так же, как наша Галактика.

    Пространство, которое фотоны преодолевают – расширяется. Фотоны остаются изначальных размеров. Поэтому мы видим смещение спектра фотонов в красную область, из-за расширяющегося пространства, в котором уменьшается длина сантиметров и длительность секунды. Плюс (большие) частицы в прошлом, излучали длинноволновые фотоны.
    Этот сдвоенный процесс сдвигает фотоны в красный спектр.

    Эффект Доплера здесь не причём.

    У горизонта событий, чем дальше, тем быстрее «расширяется» пространство, потому что, чем дальше галактика, тем мы её моложе наблюдаем. И тем большие размеры у частиц и звёзд в этих галактиках. Тем большая часть 10 –18 от размеров объектов у горизонта событий. Тем «более продолжительна» там секунда, и «длиннее» сантиметр.

    Эту информацию нам приносят фотоны, а их скорость распространения в пространстве сильно ограничена, по отношению к фазовой скорости. Поэтому мы видим дальние галактики не в настоящем времени, а в их прошлом.
    Это пояснение уже стала азбукой для всех.

    Изменение скорости «коллапса» у дальних объектов «обмануло» нас, и мы приняли его за ускоренное убегание.

    Поэтому нам кажется, что галактики «убегают» с ускорением. Можно обойтись без лямбда члена, и без тёмной энергии.

    При этом размеры нашей Вселенной остаются практически прежними: истаивание поверхности нашей Вселенной пока что невелико и незаметно. Волны плотности праматерии как бы застыли около нашей Вселенной благодаря тому, что «заграницей» скорость течения времени во много раз медленнее, чем у нас. С тем условием, что там есть время, хотя бы чуть-чуть похожее на наше.

    Первичные физические законы

    Любой физический процесс, любая работа, связанная с физическим изменением состояния объектов, требует расхода внутренней энергии. Или приложения силы извне.
    Вечные двигатели не могут существовать в нашей Вселенной.

    Постоянный магнит – это вечный двигатель?
    Ни какое вещество не может совершать работу без затраты энергии. Постоянный магнит, прикреплённый к железке на потолке, может провисеть в гравитационном поле Земли сколько угодно.

    Неужели бозоны и лептоны – объединяются в атомы навечно?

    Атомы при помощи электросил объединяются в молекулы и кристаллы. Молекулы и кристаллы «привязаны» друг к другу так, что не разорвать. Любой предмет имеет очень высокий запас прочности.
    И всё это без затраты энергии? В нашей Вселенной вечных двигателей нет!

    У нас происходят процессы, которые очень трудно зафиксировать или отследить.

    Уменьшаются меры длины – (сантиметр), и меры времени – (секунда): в 10 -18 часть в секунду, от своего значения.

    Уменьшаемся мы сами, наши приборы, планеты, звёзды, галактики. Всё это коллапсирует сбрасывая энергию с «оболочек» в виде небольшой части своей массы, в виде волн, повышая энтропию пространства. Расходуя энергию, для связи друг с другом, как бы создавая отрицательный потенциал плотности между собой. Но пропорции между всеми объектами остаются прежними.

    Коллапс – тип последовательности пространств, обычно римановых многообразий, которая существенно меняет локальную структуру (в частности теряет размерность) при переходе к пределу.

    Например: частицы, атомы уменьшаются каждую секунду в 10 –18 часть, от своего прошлого размера. То же самое происходит с большими объектами: Земля уменьшается в 10 –9 см. в секунду, Солнце в 10 –7 см. в сек., радиус орбиты Земли – 10 –5 см./сек., наша Галактика – 10 5 см./сек. Наша Галактика уменьшается каждую секунду на ОДИН КИЛОМЕТР!

    Но мы этого не замечаем, даже с помощью приборов, потому что и мы и приборы – тоже «коллапсируем».

    И время «коллапсирует» – каждую секунду секунда времени уменьшается в 10 –18 часть, от своего предыдущего размера. Приходится излагать это тавтологически.
    Поэтому течение времени в нашей Вселенной ускоряется, с уменьшающимися каждую секунду секундами.

    Нужно учитывать ещё то, что 10 –18 часть от уменьшающегося объекта, сантиметра и секунды тоже, каждый момент времени, становится меньше, своего предыдущего значения.

    Этот процесс неудержим, и происходит квантовано на всех уровнях.

    Протон и электрон, с радиусом в 10 –13 см., уменьшаются за каждую секунду в 10 –31 см. Но за каждый момент времени в 10 –23 сек. протон и электрон «сбрасывает» волны длиной в 10 –54 см.
    10 –54 см. – это мгновенная фазовая скорость с информацией о размерах частиц.
    Возможно, И.Ньютон был в чём-то прав.

    Фазовая скорость волн «длиной» в 10 -94 см. и в 10 –54 см. моментально пересекают всё пространство нашей Вселенной, «сообщая» всем квантам и частицам «информацию» друг о друге. Поэтому, в момент времени в 10 –43 сек. и в 10 –23 сек. все частицы имеют одинаковые размеры.

    В стремительно расширяющейся материи, после Большого взрыва, частицы разлетались относительно друг друга с релятивистской скоростью. И поэтому возможности «поделиться» информацией друг с другом о своих характеристиках у частиц не было. Поэтому в разных сторонах нашей Вселенной должны быть частицы не похожие друг на друга.

    За миллиарды лет существования, у частиц, в противоположных сторонах Вселенной, должны были накопиться расхождения в характеристиках. Но спектроскопия дальних сверхновых, квазаров и галактик указывает на то, что частицы там, за миллиарды световых лет от нас и у нас, идентичны. И космические лучи, словно близнецы, с земными частицами.

    Начало

    После своего «рождения» первичные адроны стали коллапсировать – уменьшаться.
    Когда они уменьшились в два раза, между ними образовались пустоты, которые тут же, были заполнены «пустотелыми» стоячими волнами, равными с адронами размерами.
    Пропорции энергии и массы в частицах, согласно количеству праматерии, строго ограничено.

    Однако просто «пустотелыми» «фантомы» быть не могут, у них должна быть хоть какая-то частичка энергии, в виде тонкой поверхности. И они ее «позаимствовали» у адронов. Точнее, у тех ударных волн, которые «сбросили» адроны во время пульсаций и постоянного коллапса в 10 –18 часть от длины радиуса частицы.

    В настоящее время «фантомы» «вплотную» (пена) заполняют всю нашу Вселенную, имея радиус в 10 –13 см., массу в 10 –68 грамм. И в этом пространстве, заполненном «фантомами», «обитает» мизерное количество вещества, где-то около 4 %. Остальную массу «съели» чёрные дыры.

    «Фантомов» больше, чем реальных частиц в 10 44 раз (это легко рассчитать, подсчитав количество «фантомов» в 1 см. 3, и умножив это на количество сантиметров 3 под горизонтом событий, а затем умножив результат на массу «фантомов», равную 10 –68 гр.), Их масса больше массы видимого вещества примерно в 5-10 раз.
    Это и есть темная материя.
    «Фантомы» тоже коллапсируют в 10 –18 часть от длины своего радиуса. Их размеры не отличаются от размеров адронов.

    У «фантомов» есть виртуальные характеристики, подобные характеристикам частиц: момент вращения, ось спина, но практически нет электрического и магнитного зарядов.

    Именно «фантомы» и «антифантомы», заполнившие все свободное пространство, являются мерой длины и мерой времени в нашей Вселенной. Возможно, они являются Единым полем в нашей Вселенной

    Перемещения адронов, (как и частиц) квантованные, то есть: импульсные. Получив внешний импульс, они пробивают «туннель», в соседний «фантом». И «отрицательная масса» адрона, «прорывается» в «фантом». «Фантом» становился адроном, со всеми его характеристиками. А покинутое адроном место, становится «фантомом» со всеми его характеристиками.
    Скорость подобного квантового «перехода» релятивистская, а время – 10 –23 сек.

    В настоящее время с частицами происходит то же самое.
    Любое перемещение частиц происходит не плавно и монотонно, а «скачками», из одного «фантома» в соседний «фантом». Проникновению частицы в «фантом» оказывается сопротивление.
    Это и есть действие инерции при ускорении тела.

    Для перемещения в пространстве, заполненном «фантомами», частицам необходим внешний импульс, или внешнее приложение силы.

    Гравитация и инерция

    В недрах тел, подобных планетам и звёздам, коллапсирующие частицы теряют энергию и массу в виде волн, которые сбрасывают со своих поверхностей. Эти короткие волны, которые рассматривались выше, беспрепятственно проникают сквозь вещество (в первичном физическом вакууме), и со скоростью выше релятивистской разлетаются по всему пространству.

    Потеряв часть своей массы (при сбросе волн), частицы стараются её восполнить, чтобы сохранить баланс с окружающим пространством. И они «съедают» близко расположенные «фантомы». Этим, частицы создают вокруг себя технический «вакуум», «пустоты»

    В недрах космических тел, где атомам и частицам тесно, а сверху давит масса вещества, они почти прижаты друг к другу. Поэтому размеры каждой возникающей пустоты между частицами, меньше размера «фантома».
    «Фантомы» не могут быть произвольного размера, а только такого, который диктуется размерами кластеров и доменов – 10 –13 см.

    Совокупный объём пустот, не превратившихся в «фантомы», в недрах гравитирующего тела, громадный. Поэтому «пустоты» подтягивают к себе «фантомы», из окружающего пространства. Так возникает ток «фантомов», к Земле, Солнцу, и другим космическим телам.
    Пустоты, в недрах Земли, и в других космических телах, порождают волны разряжённости, которые распространяются от гравитирующего тела и уносятся в пространство с релятивистской скоростью, но на уровне вещества.

    И «фантомы» «дружно» устремляются к космическому телу, испускающему это сообщение». По пути они стараются «утащить» с собой все материальные тела, сквозь которые они «просачиваются».

    «Фантомы», «прорываясь» сквозь частицы, испытывают сопротивление, и пытаются увлечь их за собой, толкая в ту сторону, в которую они движутся. Именно этот процесс прижимает нас к Земле.
    Но у «фантомов» и частиц слишком разные «весовые категории», и поэтому частицы лишь слегка подтягиваются к центру гравитирующего тела, после взаимодействия с движущимися «фантомами».
    Это гравитация.

    Ситуация в корне меняется, когда волны разряжённости излучают нейтронная звезда или чёрная дыра. В этом случае сила волн такая, что, притягивая, разгоняет «фантомы» почти до релятивистских скоростей, И противостоять такому урагану ни что не может.
    Это сильная гравитация.

    При ускоренном движении тела в пространстве, частицы тела «прорываются» сквозь «фантомы», испытывая сопротивление. Одновременно, во время ускорения перед телом возникает волна плотности в среде «фантомов», а в кильватере – волна разряжённости.
    Когда ускорение прекращается, передняя волна плотности убегает, а кильватерная волна нагоняет, что приводит к «сохранению скорости прямолинейного равномерного движения».
    То есть, перед телом возникает разряжённость, и за кормой – уплотнение.
    Это инерция.

    В случае гравитации движутся «фантомы», которые «прорываются» сквозь «покоящиеся» частицы. А при ускоренном движении, при инерции – движутся частицы и «прорываются» сквозь «покоящиеся «фантомы».

    Масса – мера сопротивления тела внешнему воздействию.

    Масса – это свойство тела, характеризующее его инертность. При одинаковом воздействии со стороны окружающих тел одно тело может быстро изменять свою скорость, а другое в тех же условиях – значительно медленнее. Принято говорить, что второе из этих двух тел обладает большей инертностью, или, другими словами, второе тело обладает большей массой.

    Как предполагал А. Эйнштейн: «Силы гравитационного взаимодействия пропорциональны гравитационной массе тела, силы инерции же пропорциональны инертной массе тела. Если инертная и гравитационная массы равны, то невозможно отличить, какая сила действует на данное достаточно малое тело — гравитационная или сила инерции».

    Продолжение развития нашей Вселенной

    В какой-то момент у праматерии, «прорывающейся» из одного мира в другой, не хватает силы для пробоя континуального вакуума.

    Ни в нашем мире, ни в антимире принципиально не должно существовать мгновенья настоящего времени, как у Гете в Фаусте. Но это мгновенье есть у Вечности Большой Вселенной.
    Процесс рождения адронов, черных дыр, белых дыр происходил не последовательно, а одномоментно. Наш Мир породил антимир, а антимир породил наш Мир.

    Но все же какое-то время прошло в момент рождения, по нашим понятиям течения времени, с «одновременным» образованием первичных адронов, появлением черных дыр, Белых дыр, сразу в обоих мирах.

    Когда энергии праматерии не стало хватать для «пробоя» континиума, ударные волны поворачивали и устремлялись назад, из черных дыр. Так появились фейверки джетов у черных дыр.

    Однако кроме видимых джетов в виде релятивистской струи, из чёрных дыр вырывалась и «медленная» праматерия, которой было больше, чем материи в джетах.
    «Медленная» праматерия «не спеша» стала заливать, находившиеся на «безопасном» расстоянии от чёрных дыр, «фантомы». Так, в облаках туманностей, появилась плазма из частиц, с высокой температурой, непрозрачная для фотонов.

    В течение миллионов лет, Белые дыры исчезли, плазма стала остывать в нитевидных скоплениях, адроны стали расщепляться на протоны, электроны и нейтрино (с очень большой плотностью).

    А «останки» чёрных дыр «обосновались» в облаках остывающей плазмы. Они продолжали притягивать к себе «фантомы» и адроны, выбрасывать джеты и «вялую» праматерию из своих «ослабевших» недр.

    Плазма стала прозрачной, для многочисленных фотонов, которые породила бушующая материя. И эти фотоны дожили до наших дней в виде реликтового излучения.
    Однако остыть до 2.7 градусов по Цельсию за 15 миллиардов лет они бы не успели. Но вот за 30 миллиардов лет, реликтовое излучение вполне могло охладиться до 2.7 градусов. Это можно рассчитать.

    Праматерия продолжала изливаться из чёрных дыр и падать обратно, но в меньших количествах. Получается как бы круговорот вещества и праматерии в природе.

    Именно тогда появились первые зародыши галактик – галактики Сейферта, с ядром (чёрной дырой), в центре.

    Из-за неспокойного пространства, созданного волнами плотности от Белых дыр, стали возникать зародыши неправильных, струнных и спиральных галактик. А в более спокойной среде появились зародыши эллиптических галактик.

    У всех молодых галактик по-разному прирастала масса вещества, которую они подтягивали своей гравитацией, из окружавших их, «остывших» плазменных облаков.

    Дальше процесс шёл почти так, как излагается в общепринятых моделях: рождение частиц, их рекомбинация. Это всё длилось миллиарды лет, по нашим нынешним понятиям скорости течения времени.

    За это время «фантомы», частицы, звёзды и галактики «сильно уменьшились». И размеры частиц приблизились к современным размерам, но с несколько большей массой, которая рассчитывается, в зависимости от прошедшего времени

    И когда электромагнитное излучение отделилось от вещества, и

  2. Влад Менбек:

    СОЛНЦЕ

    Давно разработаны процессы термоядерного синтеза в недрах звезд. Обратим внимание на ближайшую звезду – СОЛНЦЕ. Существует много вопросов без ответов. Почему не взрывается сразу весь водород в ядре, а горит постепенно?

    Почему существуют циклы сильной и слабой активности Солнца? Почему у Солнца такое мощное магнитное поле? Почему на экваторе Солнца атмосфера вращается быстрее, чем на полюсах? Почему у Солнца есть аномальная корона? Почему Солнце относительно спокойная и долгоживущая звезда? И еще много других вопросов.

    Наблюдая за окружающим миром, каждый человек понимает, что ходить по канату в цирке сложнее, чем по дороге. Еще сложнее удержать равновесие на острие ножа или на кончике ножа. Но именно так даются исследователями процессы, происходящие в недрах Солнца.

    Гравитация стремится сжать вещество Солнца в точку, а тепловое и фотонное давление из недр сдерживает этот процесс. Очень шаткое равновесие – на кончике ножа. Оно не может длиться миллиарды лет. А Солнце, как многие звезды, очень устойчиво и стабильно. Это основное противоречие у звезд законам природы.

    Известно, что все устойчивые образования в мире имеют крепкие ядра. Ядрами частиц являются кварки. Атомы имеют ядра. Ядра есть у планет, у галактик. Звезды, которые долго существуют, подобно Солнцу, должны иметь ядра. Какие же ядра могут быть у этих звезд?

    В начале времен появились первые звезды. Они были гигантами, были очень массивными. Во много раз больше, чем Солнце. Их жизнь длилась недолго, всего несколько миллионов лет. Существующая модель вселенной говорит, что первые звезды окончили существование взрывом сверхновой. Так же исследователи подозревают, что первых звезд было две волны. Наше Солнце – звезда третьего поколения.

    Что происходит во время взрыва сверхновой звезды? Водород и гелий в недрах массивной звезды сгорает, и ядро сжимается (коллапс). Внешняя оболочка сбрасывается и разлетается в окружающее пространство. Чаще всего ядро сверхновой превращается в нейтронную звезду.

    Иногда – в черную дыру. Нейтронная звезда, согласно законам центростремительных сил, начинает быстро вращаться вокруг своей оси. Лучевые выбросы (джеты) с поверхности нейтронных звезд прошивают пространство. И если такой выброс попадает в Солнечную систему, то мы видим в телескопы пульсары.

    За время существования нашей вселенной все звезды взорвались как сверхновые дважды. Значит в нашей вселенной должно быть очень много нейтронных звезд и пульсаров. Пульсаров должно быть не меньше, чем сегодняшних звезд третьего поколения. И выбросы (джеты) очень многих пульсаров должны пересекаться с Солнечной системой.

    Однако со времен ХАББЛА открыто совсем немного нейтронных звезд. Еще меньше мы обнаруживаем пульсары. Куда же исчезли нейтронные звезды? Исследователи предполагают, что нейтронные звезды должны существовать во много раз дольше, чем обычные звезды.

    Как возникли звезды третьего поколения. Сброшенные оболочки сверхновых звезд состоящих их водорода, гелия и других металлов, превратились в облака газа. Скорость движения этих образований составляла несколько тысяч километров в секунду. Эта скорость выше, 4 космической скорости, для нашей Галактики.

    Объем диска Галактики с радиусом в 10 23 сантиметра и толщиной в 10 21 сантиметра, 10 67 кубических сантиметров. Разделив предполагаемую массу нашей галактики 10 44 грамм на объем, получим среднюю плотность вещества в 10 –23 грамм на кубический сантиметр.

    Все сброшенные оболочки должны были покинуть Галактику. Средняя плотность вещества в нашей Галактике должна быть меньше, чем 10 –23 грамм на кубический сантиметр. Но оболочки от сверхновых не улетели за пределы Галактики. Почему?

    Можно сказать, что в одном кубическом сантиметре облаков от сверхновых содержится около 10 протонов, или 2-3 ядер гелия. А ядра тяжелых металлов можно найти лишь по одному в одном кубическом сантиметре. Двигаясь, со скоростью несколько тысяч километров в секунду, облака сталкивались и пересекались. Мягко сказано – сталкивались.

    Если в одном кубическом сантиметре пространства находится около 10 протонов, проблематично предполагать, что они могут найти друг друга, чтобы столкнуться, и затормозить. Скорее всего, облака прошивали друг друга насквозь и даже глубже. И расходились в разные стороны.

    Гравитация 10 протонов, с радиусом в 10 -13 сантиметра, в одном кубическом сантиметре мизерная. Электрические заряды протонов в этой горячей плазме одинаковы: они отталкивают друг друга. Так что же остановило и создало из облаков протозвёздные и протопланетные образования.

    Для образования протозвездных и протопланетных зародышей необходим был КЕРН. И не один. И они были, керны. Это нейтронные звезды.

    Гравитация нейтронных звезд тормозила облака плазмы, а магнитные силы закручивали их спиралью вокруг нейтронки. Далее все происходило почти так, как когда-то предсказал ШМИДТ. С планетами ясно, но вот звезды рождались немного не так.

    В недрах нашего Солнца находится нейтронка, с массой в 2/3 от массы Солнца. Остальная масса в атмосфере звезды. Между атмосферой Солнца и нейтронкой существует пространство с радиусом ~150 тысяч километров. Нейтронка, с радиусом в 20-30 километров, обладая сильной гравитацией и сильным магнитным зарядом, разгоняет потоки, реки и ручейки ионов и частиц вокруг себя.

    При температуре, несколько миллионов градусов, созданной давлением атмосферы, атомы вещества распались на частицы. Потоки, реки и ручейки частиц сталкиваются, и эта энергия порождает синтез новых ядер. Что поддерживает температуру и греет атмосферу Солнца. Ну а процесс выхода энергии наружу и падение температуры до 5600 градусов на поверхности, уже просчитан.

    Нейтронная звезда в недрах Солнца очень старая. Она вращается в четыре раза быстрее, чем его поверхность. Это астрономы уже заметили. Процессия оси ее вращения происходит раз в ~11-22 года. Именно поэтому Солнце, и подобные звезды, – стабильные.

    Работники университета Калифорнии в Лос-Анджелесе (США) установили, что внутренние слои и ядро Солнца вращаются в 4 раза быстрее, чем его поверхность. Об этом сообщается в журнале Astronomy & Astrophysics. Такое открытие стало следствием работы зонда SOHO, непрерывно следящего за недрами Солнца в течение 16 лет.

    Ученые проанализировали данные зонда и выяснили, что частота гравитационных волн в ядре звезды не совпадает с той, которая была характерна для его внешних слоев. Как показали расчеты ученых, ядро светила должно вращаться примерно в четыре раза быстрее, чем его внешние слои, и совершать один оборот вокруг оси за неделю, а не за 28-30 дней. Это противоречит всем представлениям об устройстве звезды.

    Наблюдения последних 40-50 лет демонстрировали, что недра Солнца должны вращаться вокруг его оси с той же скоростью, что и внешние слои. По одной из версий ученых, ядро Солнца вращается быстрее его поверхности из-за энергии, накопленной светилом 4,6 миллиарда лет назад, когда звезда только начала формироваться. Скорость вращения звезд вокруг своей оси важна для астрономов, так как она позволяет вычислить возраст светила, определить его тип и ряд других факторов. Источник

    Источник: h ttps://zelv.ru/v-mire/53846-v-yadre-solnca-nashli-anomalii.html

Добавить комментарий