Плохие идеи из серии “Национальная безопасность”

11:40 24/12/2017
👁 316

спутник перехватчик

После периода спячки идея о размещении ракетных перехватчиков в космосе вновь возвращается, что безусловно приведет к милитаризации космоса. Согласно бюджетным документам, Агентство по противоракетной обороне США просит в 2018 финансовом году $7,9 млрд, что на $379 млн больше запроса 2017 года.

Разработки противоспутникового оружия в США начались в конце 1950-х годов, когда ВВС США развернули ряд проектов по созданию специализированных баллистических ракет, предназначенных для поражения спутников (проект Weapon System WS-199A). В ходе работ по проекту фирма Martin представила баллистическую ракету Bold Orion, запускаемую с бомбардировщика B-47 Stratojet. С мая 1958 по октябрь 1959 было проведено 12 испытательных запусков, показавших неэффективность системы. В результате доработок (добавления дополнительной ступени Altair) была получена конфигурация противоспутниковой ракеты с возможностью поражения цели на удалении до 1700 км. Был произведен один запуск ракеты в таком варианте, имитировалось поражение спутника Explorer 6 на высоте 251 км. Во время полета ракета передавала телеметрию, сбрасывала сигнальные пиротехнические устройства для определения её трассы и отслеживалась наземным радаром. Ракета прошла на расстоянии 6,4 км от спутника-цели, что было признано приемлемым для поражения объекта в случае оснащения ракеты ядерной боеголовкой. Для ракеты с неядерной боевой частью требовалась несравненно большая точность.

Другой подобный проект, High Virgo компании Lockheed, предполагал запуск ракеты с борта бомбардировщика B-58 Hustler. Программа была закрыта после неудачного запуска. Вскоре была свернута и вся программа WS-199 — в пользу нового проекта AGM-48 Skybolt.

Первые системы на вооружении

Следующее поколение противоспутниковых баллистических ракет основывалось на применении ядерных боезарядов высокой мощности. Серия высотных и космических ядерных испытаний, проведенных в США в 1960-х (испытания Starfish Prime, DOMINIC I и пр.), приведшие к повреждению ряда спутников электромагнитным импульсом, а также образовавшимися искусственными радиационными поясами, показали достаточную эффективность ядерных зарядов для поражения космических аппаратов. В то же время, значение спутников связи и наблюдения существенно возросло: возникли также опасения, что в будущем могут быть созданы орбитальные или частично-орбитальные средства нападения.

В 1962 году, армия США предложила использовать в качестве противоспутниковой системы комплекс противоракетной обороны LIM-49 Nike Zeus с ядерными боевыми частями. Опытная противоспутниковая система была развернута с 1964 по 1967 на атолле Кваджалейн, где разрабатывался весь комплекс «Зевс». Однако, противоракета LIM-49 Nike Zeus обладала ограниченным радиусом действия (не более 320 км) и в 1966 проект был закрыт в пользу новой системы, разработанной ВВС США — Program 437 ASAT на основе ракет Thor: эта система действовала по 6 марта 1975 г.

Две ракеты «Тор» программы 437 были развернуты на острове Джонстона (Johnston Island), ещё две имелись в резерве на авиабазе Ванденберг. Ракеты могли перехватывать спутники на низких орбитах высотой до 700 км и на удалении до 1800 км. Окно запуска составляло менее секунды. Ракеты были оснащены ядерной боеголовкой Mark 49 мощностью 1 мегатонну, радиус поражения составлял 8 км. Эффективность системы с точки зрения возможностей перехвата, оперативности развертывания, и пр. была признана низкой, программа не получила развития и хотя достаточно долго состояла на вооружении, но была закрыта в 1975 году.

В начале 1960-х военно-морским флотом США были разработаны две противоспутниковые ракеты, запускаемые с палубных самолетов — NOTS-EV-1 Pilot, и NOTS-EV-2 Caleb — но они оказались совершенно неудачными. В конце 1970-х, ВМФ США, обеспокоенный разработкой в СССР орбитальной системы морской разведки и целеуказания «Легенда» инициировал собственную разработку противоспутникового оружия, запускаемого с помощью модифицированной БРПЛ UGM-73 Poseidon C-3. Конической формы пилотируемый аппарат, получивший обозначение Space Cruiser, должен был осуществлять инспекцию советских спутников, и в случае начала конфликта — уничтожать их, после чего приводняться рядом с американскими кораблями. Проект не получил развития.

Стратегическая оборонная инициатива

C 1982 г., когда стало известно о существовании у СССР эффективного противоспутникового оружия (спутников-перехватчиков ИС), в США была начата программа разработки высокомобильной противоспутниковой ракеты нового поколения. Она была разработана компанией Vought на основе ракеты AGM-69 SRAM со ступенью Altair и получила обозначение ASM-135 ASAT. Эта двухступенчатая твердотопливная ракета запускалась с борта истребителя F-15; метод наведения — инерциальный; отделяемая боевая часть массой 13,6 кг, имеющая инфракрасную головку наведения (с охлаждением жидким гелием), не оснащалась взрывчатым веществом и поражала цель прямым попаданием. Для коррекций на траектории сближения с целью на боевой части были расположены несколько групп твердотопливных двигателей общим числом 64. Всего было изготовлено 15 ракет. Первый пуск проведен в январе 1984 года. 13 сентября 1985 года выполнен первый (и единственный) боевой пуск этой системы. Истребитель F-15, взлетевший с авиабазы Эдвардс (Edwards Air Force Base), поднялся на высоту 24,384 м и произвел вертикальный пуск ракеты по спутнику-мишени: мишенью был американский научный астрофизический спутник Solwind P78-1, массой 907 кг, запущеный в 1979 году и выведенный из эксплуатации. Ракета поразила цель на высоте 555 км, встречная скорость соударения составила более чем 24 тысячи километров в час. Пилот истребителя Уилберт Пирсон (Wilbert D. «Doug» Pearson) стал, таким образом, первым летчиком, сбившим космический аппарат. С учетом этого пуска, было проведено пять испытаний ракеты ASM-135 ASAT (1 ракета без головной части, 3 испытания с использованием звезды в качестве имитатора цели). Несмотря на очевидный успех, в 1988 году программа была закрыта.

Современность

В настоящее время, США располагают широким арсеналом противоспутникового оружия и средств поражения космических аппаратов, разработанных в рамках программы Национальной Противоракетной Обороны. Наибольшим потенциалом обладает комплекс наземного базирования GBMD, способный (потенциально) поражать своими ракетами орбитальную цель на высоте до нескольких сотен километров. Тяжелая противоракета в состоянии разогнать аппарат-перехватчик до орбитальной скорости, что позволяет ему поразить цель в любой точке орбиты, где обеспечивается выработка огневого решения: при использовании мобильных РЛС, система потенциально может перехватить спутник над любой точкой Земли.

Значительным противоспутниковым потенциалом также обладает противоракетная система морского базирования Aegis Ballistic Missile Defense System, разработанная на основе БИУС Aegis. Система в состоянии поражать при помощи корабельных противоракет SM-3, орбитальные объекты на высоте до 250 километров (хотя из-за недостаточной скорости перехватчика, радиус действия системы ограничен). 21 февраля 2008 года, с помощью противоракеты SM-3 был успешно уничтожен спутник USA-193.

Потенциально, для уничтожения спутников на низких орбитах может быть также использован мобильный комплекс тактической ПРО THAAD.

В настоящее время не известно о разработке США противоспутниковых систем космического базирования, однако высказывались предположения, что космолёт Boeing X-37 может быть потенциально использован для размещения противоспутникового оружия. Габариты грузового отсека аппарата допускают размещение в нём одного 64-килограммового кинетического перехватчика EKV (разработанного для противоракет программы GBMD) или нескольких легких перехватчиков LEAP (разработанных для противоракет SM-3). Однако, в настоящее время нет подтверждений подобным планам использования.

Программы СССР

В СССР в качестве противоспутникового оружия была выбрана концепция спутника-перехватчика. Аппарат, находящийся на орбите, совершал орбитальный манёвр сближения со спутником-целью и поражал её подрывом боеголовки со шрапнельными поражающими элементами. В 1979 году эта система противокосмической обороны (программа «истребитель спутников») была поставлена на боевое дежурство. До рассекречивания и передачи в печать информации о советской противоспутниковой системе, считалось, что США имели приоритет в разработке противоспутникового вооружения. Затем вступил в силу мораторий на его испытания в связи с опасностью загрязнения орбиты огромным количеством мусора, угрожающим любым космическим аппаратам.

В 1980-х годах в СССР также проводилась программа разработки противоспутниковой ракеты, запускаемой с борта самолета МиГ-31, также имеются отрывочные сведения по системе ПРО и ПКО «Наряд-В», под которую в 1980-х годах на базе МБР УР-100Н УТТХ (15А35) начала разрабатываться ракета-носитель спутников-штурмовиков «Рокот». В связи с распадом СССР, среди прочих причин, программа была прекращена.

Ударное оружие для ведения боевых действий в космосе и из космоса создавали в НПО “Энергия”. До начала 1980-х на одной конструктивной платформе были разработаны два боевых космических аппарата (КА) с лазерным и ракетным типами вооружения. Лазерное вооружение создавалось для боевой работы по спутникам на средневысотных и геостационарных орбитах.

Для поражения стартующих баллистических ракет и их головных блоков на пассивном участке полета для комплекса “Каскад” разработали проект ракеты-перехватчика космического базирования. Планировалось создание орбитальной группировки в составе ракетных КА 17Ф111 “Каскад” и лазерных КА 17Ф19 “Скиф”.

Для уничтожения стратегических наземных целей создавали тяжелую космическую станцию в составе базовой станции 17К ДОС и автономных модулей типа орбитального корабля “Буран” с боевыми блоками (до 20 единиц в ударном модуле). По команде модули могли отделиться от станции, занять позицию в космическом пространстве для револьверного старта высокоточных боевых блоков.

Спутник дозаправка

Недавнее сообщение об успешных испытаниях российского спутника-инспектора является не новостью, а официальным признанием известного уже несколько лет факта. Идея осмотра чужих спутников появилась еще на заре космической эры, и сейчас США, Россия и Китай разрабатывают, испытывают и вводят в строй свои спутники для этой цели.

Аппарат «Космос-2519», про который идет речь в новости, является уже четвертым таинственным российским спутником за последние годы. До него первоначально классифицированный как мусор в 2013 году объект оказался спутником «Космос-2491», который начал передавать телеметрию. Затем начали двигаться по орбите «Космос-2499» (выведен в 2014, и я про него уже рассказывал) и «Космос-2504» (2015). Внешний вид и назначение спутников официально не объявлялись, но многое можно было сказать по их поведению на орбите. По находящимся в открытом доступе элементам орбиты TLE можно было определить, что спутники сближались с другими российскими объектами. «Космос-2499» подходил близко к разгонному блоку «Бриз-КМ», который вывел его на орбиту. «Космос-2504» также сблизился со своим разгонным блоком и, похоже, ударился или состыковался с ним — орбита разгонного блока немного изменилась. В 2017 году «Космос-2504» случайно или намеренно пролетел примерно в километре от китайского космического мусора.

Далее, работа «Космоса-2519» освещалась лучше, чем работа предыдущих. Еще 23 июня, сразу после запуска, появилась информация, что спутник будет заниматься съемкой и земли, и космических объектов. Спустя месяц было открыто объявлено, что от космического аппарата отделился спутник-инспектор. По TLE стало ясно, что инспектор сближается с аппаратом «Космос-2486» — спутником оптической разведки «Персона №2». Затем инспектор стал летать вокруг носителя, оказываясь то впереди, то позади.

Ракета Рокот

Стоит отметить, что первые три «Космоса» скорее всего относились к одному типу, а -2519 может быть и другим аппаратом. Дело в том, что «Космосы» -2491,-2499,-2504 выводились на ракете-носителе «Рокот» попутной нагрузкой с тремя спутниками связи «Гонец»/«Родник». Но -2519 выводился другой ракетой-носителем, «Союз-2.1в», в одиночку. Поэтому, если первые три «Космоса» скорее всего имеют массу не больше 50 кг и по размерам не должны сильно отличаться от спутника «Юбилейный», выводившегося таким же образом, то -2519 может быть новой платформой.

В журнале «Вестник НПО им. Лавочкина» №4 за 2015 год можно найти упоминание платформы «Карат-200», которая предназначена для наблюдения за спутниками на ГСО, Возможно именно ее испытывает «Космос-2519». Также различные источники упоминают названия «Напряжение», 14Ф150 и «Нивелир», но пока что это догадки.

Спутники-инспекторы активно разрабатываются США и Китаем.

В 2006 году были запущены два спутника MiTEX для скрытного сближения с объектами на геостационарной орбите. Малозаметность должны были обеспечить небольшие размеры аппаратов, впрочем, есть информация, что российские системы контроля космического пространства все-таки сумели их обнаружить.

С 2009 года перемещается по геостационарной орбите и подслушивает другие спутники американский аппарат радиоэлектронной разведки PAN. За прошедшие годы он успел посетить как минимум девять точек.

В 2010 году на орбиту отправился технологический демонстратор Space Based Space Surveillance («космическая разведка космического базирования»), на котором был установлен 30-сантиметровый телескоп и сенсор 2,4 мегапикселя. На его базе были созданы и успешно запущены уже 4 спутника Geosynchronous Space Situational Awareness Program («Программа осведомленности о ситуации на геостационарной орбите»), параметры которых являются секретными. Спутники находятся на орбите, близкой к геостационарной, и предназначены для наблюдения за другими спутниками на геостационарной орбите.

В 2017 году на орбиту отправился спутник ORS-5 с большим телескопом для наблюдения за аппаратами на геостационарной орбите.

Шаттл X-37B

Ну и, конечно же, самым известным аппаратом является многоразовый космоплан X-37. Его возможности официально не объявлены, но он может запускать спутники, менять орбиту и нести разведывательное оборудование. Возможность посадки с грузом означает, что он может даже похищать чужие спутники, но в мирной обстановке подобное действие не получится скрыть, и оно вызовет международный скандал.

В Китае были проведены эксперименты со сближениями спутников и испытания роботизированного манипулятора на аппаратах Chuang Xin 3 (CX-3), Shiyan 7 (SY-7) и Shijian 15 (SJ-15). Официально аппараты занимаются проблемой космического мусора, но эти технологии могут иметь и двойное назначение. В 2010 году SJ-6F и SJ-12 специально столкнули в рамках каких-то экспериментов.

Ресурс исследовательского центра defense360.csis.org утверждает – перехватчик сможет успешно нейтрализовать ракету лишь во время фазы ее ускорения, которая составляет примерно 120-170 секунд в зависимости от типа ракет. Но в космическом пространстве спутники низковысотных орбит находятся в движении относительно поверхности Земли, а аппараты, выведенные на геостационарную орбиту и “висящие” неподвижно над одной областью, оказываются слишком далеко, чтобы перехватчик успел воздействовать на ракету противника, находящуюся в фазе ускорения.

То есть, чтобы противостоять ракетной атаке, необходимо целое “созвездие” перехватчиков, грамотно сконфигурированных и максимально покрывающих пространство планеты, по аналогии со спутниками GPS. Однако и такой орбитальной группировке сложно будет “накрыть” всю территорию России.

Для защиты от нескольких ракет потребуются сотни и тысячи перехватчиков на орбите. “Исследование, проведенное Американским физическим обществом в 2004 году, показало, что для эффективного охвата Земли потребуется 1664 спутника. Стоимость закупок такой системы, не включая разработку, испытание, эксплуатацию и техническое обслуживание, оценивается в 67-109 миллиардов долларов США”, – напоминают эксперты.

Теоретически уменьшить количество перехватчиков можно за счет увеличения их эффективности, но значит – топливоемкости, веса и конечной стоимости использования каждого из них, что в итоге представляет сомнительную экономию. При этом применение хотя бы одного перехватчика может подорвать эффективность всей оставшейся системы, поскольку в ней появится “зазор”. А ведь ничто не мешает противнику пустить сначала одну ракету, а затем в образовавшуюся после ее гипотетического перехвата брешь – вторую.

Для устранения подобных пробелов необходимы резервные перехватчики на орбите, а значит потребуются гораздо больше инвестиций, чем на создание минимальной спутниковой группировки. Кроме того, нужно будет некоторое время, чтобы восстановить “прорванное” покрытие. Исследователи называют такую систему непрактичной для защиты США и их союзников.

В настоящее время на вооружении США состоит система противоракетной обороны корабельного базирования Aegis. Ракета RIM-161 Standard Missile 3 (SM-3), входящая в её состав, имеет возможность поражать спутники, что было продемонстрировано на практике 21 февраля 2008 года, когда ракета SM-3 успешно поразила американский военный спутник USA-193, вышедший на нерасчетную низкую орбиту.

Взрыв космос спутник

11 января 2007 года Китай провел успешное испытание собственного противоспутникового оружия: метеоспутник FY-1C серии Fengyun, находящийся на полярной орбите высотой 865 км, был поражен прямым попаданием противоспутниковой ракеты. Ракета была запущена с мобильной пусковой установки на космодроме Сичан и перехватила спутник на встречном курсе. В результате разрушения спутника и перехватчика образовалось облако обломков: системы наземного слежения зарегистрировали, как минимум, 2317 фрагментов космического мусора размером от нескольких сантиметров и более.

Но как сообщает ресурс исследовательского центра defense360.csis.org, перехватчик сможет успешно нейтрализовать ракету лишь во время фазы ее ускорения, которая составляет примерно 120-170 секунд в зависимости от типа ракет. Но в космическом пространстве спутники низковысотных орбит находятся в движении относительно поверхности Земли, а аппараты, выведенные на геостационарную орбиту и “висящие” неподвижно над одной областью, оказываются слишком далеко, чтобы перехватчик успел воздействовать на ракету противника, находящуюся в фазе ускорения.

То есть, чтобы противостоять ракетной атаке, необходимо целое “созвездие” перехватчиков, грамотно сконфигурированных и максимально покрывающих пространство планеты, по аналогии со спутниками GPS. Однако и такой орбитальной группировке сложно будет “накрыть” всю территорию России.

Для защиты от нескольких ракет потребуются сотни и тысячи перехватчиков на орбите. “Исследование, проведенное Американским физическим обществом в 2004 году, показало, что для эффективного охвата Земли потребуется 1664 спутника. Стоимость закупок такой системы, не включая разработку, испытание, эксплуатацию и техническое обслуживание, оценивается в 67-109 миллиардов долларов США”, – напоминают эксперты.

Теоретически уменьшить количество перехватчиков можно за счет увеличения их эффективности, но значит – топливоемкости, веса и конечной стоимости использования каждого из них, что в итоге представляет сомнительную экономию. При этом применение хотя бы одного перехватчика может подорвать эффективность всей оставшейся системы, поскольку в ней появится “зазор”. А ведь ничто не мешает противнику пустить сначала одну ракету, а затем в образовавшуюся после ее гипотетического перехвата брешь – вторую.

Для устранения подобных пробелов необходимы резервные перехватчики на орбите, а значит потребуются гораздо больше инвестиций, чем на создание минимальной спутниковой группировки. Кроме того, нужно будет некоторое время, чтобы восстановить “прорванное” покрытие. Исследователи называют такую систему непрактичной для защиты США и их союзников

Среднее количество доступных перехватчиков

Количество доступных перехватчиков

В будущем спутников-инспекторов станет больше, и они будут развиваться. Причина проста — они не несут следов оружия и не подпадают под договоры о запрете милитаризации космоса, и при этом полезны для разведки. Но нет смысла расстраиваться — используемые в них технологии могут пригодиться и в мирных целях, для заправки и обслуживания спутников на орбитах, а так же в борьбе с космическим мусором.

Источник 1, Источник 2Источник 3 и Источник 4

Добавить комментарий