Спутник AngoSat-1. Он улетел, но обещал вернуться…

2:45 25/01/2018
👁 398

Angosat Ангосат

Почему не оправдал надежд построенный в России для Анголы телекоммуникационный спутник AngoSat-1

Поздним вечером 26 декабря 2017 года спутник был выведен с космодрома «Байконур» на расчетную орбиту ракетой-носителем «Зенит-2SБ» (оператором запуска впервые выступила частная компания S7 Space, входящая в S7 Group бизнесмена Владислава Филева). Но затем что-то пошло не так. Цитирую «КоммерсантЪ»:

«Запуск первого ангольского телекоммуникационного спутника Angosat-1 завершился неудачей. Космический аппарат был доставлен связкой из ракеты „Зенит-2SБ“ и разгонного блокаФрегат-СБ“ на целевую орбиту, но, по данным „Ъ“, из-за возможного сбоя в блоке распределения питания спутника установить связь с ним не удалось. По словам источника „Ъ“ в руководстве „Роскосмоса“, в ближайшее время для расследования инцидента будет создана спецкомиссия, которой предстоит определить точную причину „де-факто потери аппарата“. По данным „Интерфакса“, связь могла прерваться из-за отказа передатчика, цифровой вычислительной машины или неисправности аккумуляторных батарей. А источник „Ъ“ в госкорпорации уточнил, что приоритетной версией ЧП считается сбой в работе блока распределения питания. „Солнечные батареи раскрылись как положено, это показал анализ имеющейся телеметрии, впоследствии связь прервалась одномоментно“, — уточнил он».

Предположение-спутник потерян навсегда:

— Ну вот, один фейл с Роскосмоса списывайте. Ангольский спутник сегодня поймали, связь восстановлена.

— Не спешите. Получили телеметрию и пока сам аппарат еще не работает штатно. Если у него проблемы с аккумуляторами, то «консерв» может выйти затем окончательно из строя.

В январе 2018 года закономерно поступила новая информация, которая этот прогноз подтвердила:

«Первый в истории ангольский телекоммуникационный спутник AngoSat-1, связь с которым не удалось установить сразу после запуска с космодрома Байконур, переведен в режим энергосбережения. Причиной этого, как заявил „Ъ“ гендиректор ракетно-космической корпорации (РКК) „Энергия“ Владимир Солнцев, стали проблемы с электропитанием космического аппарата. Специалисты занимаются анализом имеющейся телеметрии, но попытаться исправить ситуацию они смогут только в апреле, когда AngoSat-1 вновь окажется в зоне радиовидимости. Однако шансы на спасение аппарата объективно невелики».

Скажем так, шансов нет вообще. Точных сведений, почему «консерв» не заработал, официально пока нет. Зато уже есть легкие пробросы на тему вероятного «стрелочника»:

«Источник „Ъ“ в госкорпорации „Роскосмос“ в понедельник уточнил, что причиной нештатной ситуации с ангольским аппаратом стали неполадки в блоке распределения питания, который был произведен компанией АВЭКС (получить комментарий ее представителя „Ъ“ в понедельник не удалось). Сам аппарат был застрахован в компаниях „Согаз“ и „ВТБ Страхование“ на $ 121 млн в пропорции 50 на 50».

Почему история с AngoSat изначально показалась мне бесперспективной? Во-первых, если долго делают, то делают неправильно. Особенно, если речь идет о северной Евразии. Во-вторых, в РФ отсутствует самостоятельная отрасль производства собственных космических спутников любого назначения. При таких условиях нештатная работа космического аппарата в большинстве случаев не дает шансов на благополучный исход.

Соглашение о строительстве в РФ телекоммуникационного спутника для Анголы было подписано в далеком 2008 году. Его разработка началась в 2011 году после того, как Внешэкономбанк, банк ВТБ и Росэксимбанк предоставили Анголе кредит в 280 миллионов долларов (еще один случай эффективной утилизации государственных денег). Исполнителем работ выступила корпорация РКК «Энергия». В «Коммерсанте» упоминают про технические сложности, но описывают лишь чехарду с выбором носителей:

«Сами работы стартовали в 2012 году, и почти сразу начались технические проблемы. На фоне этого постоянно происходила чехарда с выбором ракеты для выведения спутника: изначально он должен был быть доставлен на орбиту с помощью ракеты-носителя „Зенит-3SL“ в 2016 году. Но из-за банкротства компании Sea Launch („Морской старт“), а также из-за проблем с поставкой ракеты-носителя украинской компанией „Южмаш“ местом запуска был выбран космодром Плесецк, а запуск решили произвести с помощью ракеты-носителя „Ангара-A5“ и разгонного блока ДМ-03. „Ангара“ была не готова, и стороны вернулись к „Зениту“. После продажи Sea Launch российской компании S7 стороны решили использовать для доставки на орбиту ракету „Зенит-2SБ“, которая предназначалась для запуска другого спутника — „Спектр-РГ“».

Тогда как с созданием спутника проблем было еще больше. Начнем с того, что если в РФ по инерции от СССР еще сохранилось производство испытанных временем ракет-носителей (по сути, берущих начало от клона германской V-2 — R1, которую СССР помогли создать несколько сотен германских ракетчиков во главе с Гельмутом Греттрупом, помощником легендарного Вернера фон Брауна), то вот со спутниками со времен СССР царил полный швах. Главная причина — отсутствие собственной электроники. Наличие платформ или отдельных удачных узлов ситуацию не могло изменить. Поэтому все телекоммуникационные спутники создавались на основе импортных комплектующих, а в области военных спутников-шпионов до конца первого десятилетия 2000-х годов царило настоящее убожество (длинная цитата из старой статьи на блоге Толкователя от 2010 года):

«Спутниковая группировка России в космосе состоит из примерно сотни устаревших и ненадежных аппаратов. Некоторые из них, выполняющие шпионские функции, делают снимки на пленку, которая затем доставляется на Землю в спускаемой капсуле, что соответствует технологическому уровню 60-х годов. Таким был спутник «Дон» («Космос-2399»), прекративший работу в 2003 году (штатная длительность работы подобных аппаратов была рассчитана всего на 60 дней, потом ее увеличили до 120 дней). С ним произошел забавный казус — из-за нештатного отделения от него капсулы с очередной отснятой фотопленкой она не была отстрелена, а просто вывалилась из аппарата. При этом пленка размоталась вокруг спутника. Наблюдавшие за аппаратом американцы предположили тогда, что российский спутник-шпион развалился на несколько частей.

Другой подобный аппарат — «Кобальт-М», проработав на орбите менее 4 месяцев, в январе 2005 года был принудительно приземлен. При этом оказалась утерянной его спускаемая капсула с фотоснимками. Собственно, все остальные российские спутники-шпионы оптической разведки — «Неман», «Енисей» и тому подобные аппараты отличаются не только коротким сроком жизни, но и полной бесполезностью. Во время второй чеченской войны выяснилось, что пролетающий за 20 минут территорию Чечни «Неман» не успевает толком ничего даже сфотографировать.

Спутники в России проектируются долго и по устаревшим технологиям, поэтому Роскосмосу или министерству обороны приходится иногда пользоваться складскими запасами, доставшимися от СССР. Так было со спутником системы морской радиотехнической разведки «Легенда» («Космос-2421»), запущенным в 2006 году и официально прекратившим работу в 2008 году (по данным США, он перестал работать сразу же после запуска из-за поломки солнечной батареи), а до того 15 лет пролежавший в арсенале. Этот аппарат, кстати, упал на территорию Мексики в феврале 2010 года. Не соблюдают российские производители и сроков. Так, министерство обороны России получило телекоммуникационный аппарат «Глобус-1″ с задержкой в два года».

Со спутниками-шпионами и спутниками ГЛОНАСС частично удалось выправить ситуацию за счет масштабной закупки электроники «космического класса» в США (правда, Вашингтон в 2013 году наложил эмбарго на ее продажу РФ, но некоторое время функционировал «запасной» канал через Великобританию). А вот производство гражданских спутников в РФ оставалось всегда «отверточным»:

«Семейство спутников „Экспресс-АМ“ создано при участии французской компании Thales Alenia Space (также участвует и ее итальянское подразделение, ибо компания принадлежит французскому оборонному концерну Thales и итальянской Finmeccanica), бельгийской Newtec и японской NEC/TOSHIBA Space Systems. Наиболее успешная серия частных спутников „Ямал“, принадлежащих „Газпром-космосу“ (Газком), также характеризуется высокой надежностью. Первый аппарат был выведен на орбиту в 1999 году (Ямал-100), два других (Ямал-201 и Ямал-202) — в 2003 году. Тендер на их изготовление РКК „Энергия“ выиграла в 1997 году. Спутники, напичканы оборудованием фирм DASA (Германия), NEC (Япония), Space Systems/Loral (США), Alenia Spazio (Италия)».

Спутник AngoSat-1 исключением не был, и его РКК «Энергия» ваяла на универсальной платформе «Виктория» из комплектующих французской авиакосмической (и европейской оборонной) компании Airbus Defence and Space. Сроки изготовления аппарата были явно затянуты — изначально речь шла о 2 годах, но все вылилось почти в 5 с лишним лет. С учетом того, что после 2014−2015 годов из-за падения курса рубля импортная электроника подорожала, не исключено, что отдельные узлы были российскими «кулибиными» творчески заменены на «импортозамещающие». Отсюда мог и возникнуть конфликт. Отчасти такое предположение было подтверждено «сливом» из «Роскосмоса» еще 30 декабря прошлого года, когда у российских чиновников в предвкушении горнолыжного отдыха и алкогольных трипов в странах агрессивного НАТО царили благодушные настроения:

«Ангольский спутник связи AngoSat-1 успешно вышел в точку стояния на геостационарной орбите, сообщает источник „Интерфакса“. По его словам, на спутнике есть компоненты французского производства, с совместимостью стандартов которого с российскими и возникли сложности. „После его запуска возникли проблемы из-за нестыковки российских и французских регламентов“, — заявил источник. Он сообщил, что проблему удалось дистанционно решить „группе молодых сотрудников РКК „Энергия“, которая разрабатывала космический аппарат“».

Расшифруем: во французский спутник наши умники ради  ( экономии) бюджета напихали свои компоненты. Результат известен. Громкие слова о «боеготовности» как всегда оказались пшиком:

«Глава разработавшей спутник AngoSat-1 РКК „Энергия“ Владимир Солнцев в интервью „России 24“ заявил, что этот космический аппарат скоро обеспечит телевизионный сигнал и другие услуги на территории Анголы. „Есть уверенность, что в скором времени ангольский народ сможет включить телевизор и увидеть достаточное количество программ и пользоваться интернетом и остальными услугами, без которых сегодняшняя жизнь не представляется возможной“, — сказал он».

Если с производством спутников в РФ в целом все ясно, то ракетная отрасль очевидно находится в стадии утери даже испытанных советских наработок. Российский Центр имени Хруничева, основной производитель «Протонов», ударил в набат — предприятие за полтора года не произвело ни одной новой ракеты и ему срочно нужны 30 миллиардов рублей помощи от государства:

«С целью погашения задолженностей мы и обратились в правительство. При неполной загрузке производственных мощностей и при тех кредитах, которые набраны в прежние годы, мы не сможем самостоятельно подняться. Текущее экономическое состояние предприятия усугубила череда аварий. Со второй половины 2016 года по первую половину 2017-го мы не произвели ни одной новой ракеты. На содержание персонала за время простоя ушло 30 миллиардов рублей, заявил генеральный директор предприятия Алексей Варочко».

У российских менеджеров как всегда виноваты рядовые сотрудники — ведь эффективные менеджеры ради них набрали кредитов более чем на 100 миллиардов рублей. Вероятно, очередной транш государственной помощи будет проеден и выведен в офшоры. Поэтому надо срочно распродать «лишние» территории Центра в Москве:

«В настоящее время идет процесс сокращения расположенных в Москве производственных площадей предприятия и продажа освобождаемой земли в Филевской пойме».

Напомним, еще полгода назад Роскосмос всячески расхваливал Центр имени Хруничева:

«Внедрение новых технологий и методов контроля за производством, внедрение новых средств обработки позволил обеспечить снижение трудоемкости по ракетам «Ангара» и «Протон-М» в 4,6 и 7,5 раза соответственно. «Производительность труда на предприятии в 2016 году выросла на 38% по отношению к 2015 году, а значит, появилась возможность повысить заработную плату в 2016 году на 14,5% (до 43,5 тыс. рублей) и снизить на 19% текучесть персонала».

Видимо, кто-то и где-то опять ошибся.

Источник

Добавить комментарий