Начнется ли космическая экспансия?

1:51 05/02/2018
👁 360

spacex Марсианский транспорт

В предыдущей главе речь шла исключительно о науке, потому что сейчас космос за пределами орбиты Земли представляет только научный интерес. Однако в дальнейшем это может измениться.

В когнитивной психологии существует такое понятие, как иллюзия конца истории. В 2013 году ученые провели опрос 19 тысяч человек в возрасте от 18 до 68 лет. Их просили описать, как их личность изменилась за предыдущих 10 лет, и каких изменений они ожидают в будущем. Выяснилось, что люди хорошо осознают произошедшие с ними изменения, но не думают, что будут меняться в дальнейшем. Психологические механизмы, создающие это заблуждение, лежат на поверхности, и влияют не только на нашу оценку собственного прошлого, но на представление людей о прошлом и будущем в целом. Мы все осознаем социальный и технический прогресс, достигнутый обществом за последнюю тысячу лет, но уверены, что ничего более захватывающего в будущем нас не ожидает.

Философы много спорят о прогрессе, начиная с его определения и заканчивая вопросом о неизбежности или случайности поступательного развития человечества. Я постараюсь поменьше философствовать и опираться на факты и логику. История цивилизации обычно отсчитывается с Древнего Египта, который пережил три «царства». Его история разделяется на периоды прогресса, периоды стагнации и кризисы, отбрасывавшие общество назад. Кризисы случались в конце каждого царства, после них наступала стагнация, а затем появлялась новая цивилизация с новыми технологиями и культурой. В дальнейшей истории – а также в параллельно развивавшихся цивилизациях в других регионах Земли – наблюдались те же формы развития.

Любопытно, что среди описанных периодов развития нет периодов деградации. Когда в обществе происходит регресс, он случается из-за катастрофических событий. Профессиональные историки, конечно, захотят мне возразить, и, возможно, будут правы. Но если в истории и наблюдались периоды медленной деградации, то они обычно объяснялись субъективными причинами (например, правлением неудачного монарха), а не были объективным процессом.

Получается, что цивилизация, намеренно не направляемая властью в какую-то сторону, склонна быстро или медленно развиваться, тогда как регресс происходит только под давлением. Это свойство создает перевес в пользу прогресса, который мы и наблюдаем: не без провалов и неудач, но постепенно человечество становится все более и более развитым. Мы создаем все более продвинутые технологии, и экономика растет. Вывод этот не бесспорный но, согласитесь, вполне логичный.

Есть еще один фактор, внушающий оптимизм относительно будущего человеческой цивилизации. Чем дальше она развивается, тем устойчивее становится перед лицом катастрофических событий, вызывающих технологический откат. Вернемся к Древнему Египту. 4,5 тысячи лет назад всю человеческую цивилизацию могла бы погубить сильная многолетняя засуха на Ниле. Но цивилизация с тех пор распространялась и расширялась, пока не стала глобальной. Письменность обеспечивает сохранение знаний, а университеты – их распространение.

Какой катаклизм мог бы заставить сейчас всё человечество разучиться читать? Ведь только такая катастрофа могла бы привести к технологической деградации. Но на это не способны даже глобальные события. Да, таяние антарктических льдов вследствие глобального потепления может стать всепланетной катастрофой. Но книги не исчезнут, заводы и университеты не будут полностью уничтожены. Падение большого метеорита может привести к сотням миллионов и даже миллиардам жертв, но оставшиеся люди не разучатся читать. Экономика откатится назад, а накопленные знания останутся с нами.

Риск технологической катастрофы уменьшается ступенчато. Сначала люди изобрели письменность. Она позволила накапливать знания и заложила основу первой цивилизации. Затем цивилизация начала расширяться. Из локальной она к началу нашей эры превратилась в региональную. И даже гибель Римской империи, хоть и имела очень тяжелые последствия, не привела к полной утрате ее знаний. А сейчас цивилизация стала всепланетной. Следующий шаг – распространение человеческой цивилизации в космос – не только радикально повысит выживаемость человеческой цивилизации, но и снизит риск катастрофического технологического спада. Если уйти от абстракции, приведу пример: гибель планеты для земной цивилизации означает ее конец. Для цивилизации, колонизировавшей свою звездную систему – это тяжелая катастрофа. Для галактической цивилизации – грустное событие, достойное трехдневного траура.

Не стоит ни переоценивать, ни недооценивать угрозу цивилизации, существующей на отдельной планете. Геологи и планетологи, изучающие другие планеты Солнечной системы, знают, что планеты в геологическом масштабе времени не являются статичными системами. Они активны, условия на их поверхности меняются гораздо сильнее, чем на протяжении последних нескольких тысяч лет на Земле. Поэтому цивилизация, застрявшая на одной планете, имеет гораздо более ограниченный срок существования, чем цивилизация, освоившая звездную систему. А межзвездная цивилизация, в свою очередь, практически бессмертна.

Все сказанное выше – умозаключения, несомненно, имеющие определенные изъяны. Но они вполне логичны и позволяют мне верить, что человеческая цивилизация не вернется в каменный век. Она приобрела солидный запас прочности и в дальнейшем, быстро или медленно, продолжит развиваться.

Эта логика работает в большей степени для научно-технического развития цивилизации и в меньшей степени для экономического. А это важно. Мы до сих пор не освоили Марс и Венеру не потому, что у нас нет необходимых технологий, а из-за того, что это дорого. Другими словами, инфраструктурные издержки слишком велики для колонизации Солнечной системы. Совсем другими словами – стоимость доставки груза на орбиту Земли слишком высока. С одной стороны, их может снизить научно-технический прогресс. С другой стороны, издержки, даже оставшиеся на современном уровне, могут стать оказаться приемлемыми, если экономическое развитие Земли продолжится.

На этот раз начнем с примера. Затраты на производство одного холодильника в разы превышают доходы европейского крестьянина в Средние века. А в XXI веке потомок европейского крестьянина при желании может покупать два холодильника в месяц. Лет 200 назад ни одно государство не могло бы проспонсировать разработку ракеты космического назначения. Первые ракеты, способные вывести спутник на орбиту, появились в качестве побочного продукта государственных военных расходов 60 лет назад. Сейчас уже не государства, а крупные частные компании способны на такие разработки. А через 200 лет, вероятно, создание функционирующей ракеты космического назначения будет доступно не крупному и даже не среднему, а мелкому бизнесу.

Это происходит не только из-за удешевления производственных процессов, но и благодаря тому, что человечество богатеет. Экономика Земли начала XXI века производит на порядки больше, чем экономика столетней давности. То, чтоб было роскошью, становится обыденностью. И это здорово.

Если мы предположим, что научно-технический прогресс не остановится, а промышленность Земли продолжит расти, то распространение экономической деятельности на планеты и другие тела Солнечной системы становится лишь вопросом времени, который и нужно обсудить. Предсказание будущего – задание неблагодарное. Нельзя сказать, насколько тяжелые и частые кризисы ждут человечество. На повестке дня – таяние ледников, которое может привести к значительной потере людских ресурсов и промышленности у морских побережий. Неизбежный отказ от нефти в пользу возобновляемых источников энергии тоже замедлит рост эффективности мировой экономики. Но, например, в XX веке из-за двух мировых войн более 20 лет – а это немало – было потрачено на разрушение и восстановление промышленности Земли.

В последние несколько десятков лет мировая экономика растет в среднем более чем на 3% в год. С сохранением этих темпов (они учитывают локальные кризисы) к XXII веку она вырастет в 11 раз. Если для учета глобальных кризисов уменьшить ожидаемый рост до 2% (соответствует 30 годам, потраченным на преодоление катастрофических событий), экономика увеличится к 2100 году только в пять раз.

Для нас это означает, что полеты в космос станут в 5-10 раз доступнее безо всякого технологического развития – не за счет снижения цен, а благодаря нашему обогащению. Для бизнеса и граждан 2100 года купить запуск на ракете за $60 млн будет не сложнее, чем для нас купать 6-12-миллионный запуск. Это все еще слишком дорого для того, чтобы сделать космос доступным к началу XXII века, но обратите внимание: пока наши расчеты не учитывают технический прогресс. Уже в 2020-х годах можно ожидать снижения стоимости космических запусков в 2-3 раза за счет применения многоразовых средств выведения. И это именно результат технического прогресса: еще недавно многоразовые системы были неэффективны.

Научно-технический и экономический прогресс будут дополнять друг друга, делая космос более доступным. Когда начнется освоение Солнечной системы? Если не случится серьезных экономических потрясений, а технический прогресс подкинет пару сюрпризов, этого можно ожидать уже в текущем веке. В пессимистичном варианте оно будет отложено до XXIII века, ну а промежуточный осторожный вариант прогноза – первая половина XXII века.

Источник

Добавить комментарий