Спутник AngoSat-1: скорее мертв, чем жив

14:15 01/03/2018
👁 186

Angosat Ангосат

В 2009 году Рособоронэкспорт и Министерство информации Республики Ангола заключили контракт на разработку и запуск спутника связи, а также на постройку центра управления полетом, создание другой инфраструктуры и обучение ангольских специалистов работе со спутником. С российской стороны работа над космическим аппаратом была поручена РКК «Энергия». 85% стоимости контракта было оплачено из средств кредита на сумму до $430 млн, предоставленного Росэксимбанком, ВЭБ, ВТБ и др. под гарантии правительства России. Стоимость космического аппарата составляет $327,6 млн.

В новейшей истории «Энергии» есть определенный опыт создания спутников прикладного назначения. В конце 1990-х компания разработала «Ямал-100», который стал первым российским геостационарным спутником на негерметичной платформе. Он был запущен в 1999 году и проработал 10 лет из 12,5 запланированных. Это очень хороший результат с учетом того, что ранее российские спутники работали не более нескольких лет. Более новые разработки оказались менее успешными. Например, спутник дистанционного зондирования Земли EgyptSat-2, запущенный весной 2014 года, проработал около одного года, и обстоятельства его потери не были внятно объяснены.

Согласно контракту, запуск AngoSat-1 должен был состояться до конца 2016 года. Активная работа над космическим аппаратом началась в 2012 году. Технический проект был готов к маю 2015 года.

Для постройки AngoSat-1 была использована модернизированная версия платформы USP, корнями уходящая к от «Ямалу». В качестве поставщика рабочей аппаратуры выступила европейская компания Airbus Defence and Space. Полезная нагрузка была разработана и произведена на предприятии Airbus в британском Портсмуте.

Масса спутника Angosat-1 в заправленном состоянии составляет 1,65 т. Предназначенная для него орбитальная позиция – 14,5° в. д. Планируемый срок службы – 15 лет. Полезную нагрузку составляют 16 транспондеров C-диапазона и 6 транспондеров Ku-диапазона (по 72 МГц, в сумме – 1584 МГц). Зона обслуживания C-диапазона должна была включать в себя всю Африку, в нее также попадала Западная и Центральная Европа. В Ku-диапазоне спутник должен обслуживать Анголу и соседние с ней страны вплоть до ЮАР на юге.

Маршевая двигательная установка спутника является электрореактивной и состоит из восьми плазменных двигателей СПД-70 производства ОКБ «Факел». Потребляемая мощность одного двигателя – 0,66 кВт, суммарная максимальная тяга двигателей – 0,32 Н. Питание бортовых систем проводится по трем шинам с напряжением 28, 50 и 100 Вольт. Российская аппаратура традиционно работает на 28 В, но для полезной нагрузки и электрореактивных двигателей требуется питание по 50/100-вольтовым шинам.

На спутнике установлен блок литий-ионных аккумуляторных батарей 22×2ЛИ-85 производства ПАО «Сатурн» номинальным напряжением 80 В и энергоемкостью 16,8 кВт*ч. Новый модуль контроля и управления, обеспечивающий выравнивание напряжения на всех элементах аккумуляторной батареи, по заказу ПАО «Сатурн» разработал НИИ автоматики и электромеханики ТУСУРа. Аппаратура регулирования и контроля и аппаратура питания и управления системы энергоснабжения спутника разработаны московским АО «Авэкс». Именно это устройство раздают энергию на три шины питания с разным напряжением.

Изначально для запуска планировалось использовать принадлежащие «Энергии» комплекс «Морской старт» и украинскую ракету «Зенит». От этого плана отказались после того, как производство «Зенитов» в 2014 году было заморожено. В течение 2015 года представители РКК «Энергия» говорили, что спутник будет запущен на тяжелой «Ангаре-А5», но эти планы не сбылись. Производство «Ангары» не налажено до сих пор, а просрочки с запуском «Ангосата» грозили российской стороне штрафами. Выход удалось найти благодаря переносу космического телескопа «Спектр-РГ» с «Зенита» на «Протон-М». Находящийся на хранении уже готовый «Зенит» освободился для запуска ангольского спутника. Обойти политические проблемы позволило участие частной компании S7 Space в качестве оператора космического запуска.

Пуск ракеты «Зенит-3SLБФ» со стартовой площадки 45/1 на Байконуре со спутником AngoSat-1 состоялся 26 декабря 2017 года в 22:00 мск. Запуск был признан успешным. Спутник оказался на запланированной орбите, которая выше геостационарной орбиты в среднем на 200 км (177-329 км в зависимости от орбитального положения аппарата). После выведения спутник оказался восточнее точки стояния и начал медленный дрифт на запад со скоростью 3,2°/сутки. Предполагалось, что в начале января при приближении к 14,5° в. д. он задействует двигатели, чтобы снизить орбиту на 200 км и попасть в точку стояния на ГСО.

Утром 27 января информационные агентства сообщили о потере связи со спутником. Обмен информацией с Землей прекратился после построения ориентации на этапе раскрытия солнечных батарей. Вечером 28 декабря появились сообщения о восстановлении связи, и 29 декабря РКК «Энергия» выпустила официальный пресс-релиз, в котором подтвердила эту информацию и сообщила о нормальной работе всех бортовых систем аппарата.

По неподтвержденной информации, связь со спутником AngoSat-1 была потеряна во второй раз еще до Нового года. Она снова была восстановлена, но 7 января во время попытки включить двигательную установку спутник вновь перестал отвечать. Неизвестно, вышел ли спутник на связь после этого, но 15 января в специальном пресс-релизе РКК «Энергия» сообщила, что AngoSat-1, продолжая двигаться на запад, покинул зону видимости Центра управления полетами в Королеве. Он вернется в нее в середине апреля, обогнув земной шар.

Официально космический аппарат не признан потерянным и до сих пор находится на стадии летных испытаний перед сдачей заказчику. Однако пока ситуация выглядит так, будто на спутнике штатно работают только базовые бортовые системы, питаемые по шине с напряжением 28 В. Если задействовать 100-вольтовую шину так и не удастся, аппарат не сможет достичь точки стояния, да и имеющейся энергии в любом случае не хватит для питания транспондеров.

Возможность того, что восстановить работоспособность аппарата удастся, все еще остается, хотя шансов на это мало. AngoSat-1 был застрахован на $121 млн. Если Ангола не откажется от услуг России, и РКК «Энергия» возьмется за постройку нового спутника на замену первому, страховые деньги позволят частично окупить производство нового спутника. В то же время, деньги не вернут потраченное на проект время и никак не помогут спасти окончательно уничтоженную репутацию российского спутникостроения.

AngoSat-1 оставался последним зарубежным заказом для российской спутникостроительной отрасли в последние годы.

Можно заметить, что эта статистика значительно хуже, чем у серийных спутников, разрабатываемых по госзаказу. Уже сейчас очевидно, что в спутнике AngoSat-1 сбой дала аппаратура, не имеющая летной квалификации – возможно, это блок регулирования и контроля системы энергоснабжения, но точный ответ даст только проведенное расследование. По сходным причинам был потерян израильский спутник Amos 5. В нем была использована схема бортовой кабельной сети, не имеющая длительной летной истории. Вскоре после запуска начались отказы в блоках питания, которые в конечном итоге и привели к потере спутника.

Инженеры ИСС им. Решетнева сделали выводы и больше таких ошибок не допускали, но выводы сделал и заказчик – спутник Amos 6 был создан уже без участия России (правда, ему не повезло, и он погиб при взрыве Falcon 9 в сентябре 2016 года). Аналогично поступила индонезийская компания Telkom, заказавшая спутник Telkom-3S у европейской Thales Alenia Space. Из стран постсоветского пространства от сотрудничества с предприятиями Роскосмоса отказались Азербайджан (Orbital ATK) и Туркменистан (Thales Alenia Space). Новых зарубежных заказов у российских предприятий сейчас нет и, учитывая тенденции, вряд ли они появятся в обозримой перспективе.

Переломить ситуацию, в теории, можно, но для этого усилий одного Роскосмоса будет не достаточно. Во-первых, уже понятно, что стендовые испытания, проводимые на российских предприятиях, не позволяют выявить все ошибки и проблемы. Ужесточать процедуры испытаний можно, но гарантии надежности это не даст. Вместо этого следует изменить подход к проектированию, чтобы не допускать использования оборудования, не имеющего летной квалификации, при выполнении важных заказов – да и в остальных случаях оно должно по возможности дублироваться испытанными схемами.

Во-вторых, государство должно активно заняться продвижением российской спутникостроительной отрасли на рынках развивающихся стран, т.е. в Африке и юго-восточной Азии. Помочь могли бы, как в случае с Анголой, кредиты государственных банков, покрывающие до 100% стоимости заказа. Аналогичным образом сейчас свои спутники продвигает Китай. В-третьих, самим предприятиям следует активнее продвигать свои разработки за границей.


Источник

Добавить комментарий