Памятник легендарной космической программе “Союз-Аполлон” 20 лет пролежал на свалке

21:10 18/04/2018
👁 348

"Союз-Аполлон"

1975 год. Легендарная стыковка «Союза-19» и «Аполлона», двух космических кораблей, советского и американского. Несмотря на растущую гонку вооружений, здравый смысл в те времена все-таки восторжествовал. Все понимали, что космос можно покорять только вместе. Мужчины курили новомодные сигареты «Союз–Аполлон», выпущенные в честь исторического события. А филателисты охотились за редкими марками с изображением «Союза» и «Аполлона», слившихся в экстазе.

Чуть позже в центре наукограда Королёва, столицы советской космонавтики, на площади Мозжорина, при пересечении улиц Пионерской и Терешковой, появился первый в СССР памятник звездному сотрудничеству двух сверхдержав.

"Союз-Аполлон"

Знаменитая скульптурная композиция «Шарик». Где он теперь?

Глобус с нанесенными на него темными материками, рванувшая вверх тонкая спираль, а на самой отдаленной ее точке — миг слияния двух космических кораблей.

Здание ГЛОНАССа и рядом — Центр управления полетами, тот самый ЦУП. По площади суетливо мчат машины, согласно правилам уступая друг другу въезд на круг.

В самом центре круга — постамент. Бетонная плита. Абсолютно пустая. Любой скажет, что здесь, по идее, должно быть что-то. Но ничего нет.

«Когда-то тут и стоял наш любимый «Шарик», мои родители и дедушка рассказывали, как он блестел на солнце и как жители им гордились», — переживает Игорь Гришин, общественник и активист города, член рабочей группы по градостроительству и архитектуре Координационного совета городского округа Королёв. Сам Игорь, правда, не очень помнит те времена, когда «Шарик» блестел. Был еще маленьким.

Как-то незаметно площадь имени знаменитого советского ученого Юрия Александровича Мозжорина, одного из руководителей работ в области советской ракетно-космической науки, генерал-лейтенанта и лауреата Ленинской премии, стали называть попросту «У «Шарика». А сам символ советско-американского сотрудничества еще и «глобусом», «варежками» (шарик держали две человеческие ладони, по задумке создателей — без пальцев, похожие на рукавички) и даже «Погреем руки о космос» — в варежках же.

«Ладошки эти были сделаны из нержавеющей стали, а сам шарик — из алюминия, но не простого, — продолжает Гришин. — Была такая советская ракета Н-1, ее начали разрабатывать еще при Сергее Павловиче Королеве, продолжили после его смерти. Но в начале 70-х, как известно, советская лунная программа была свернута. Политики посчитали, что раз американцы нас опередили, то и нам делать на Луне больше нечего. Разработчикам Н-1 поручили все уничтожить, из оставшихся деталей построили танцплощадку на Байконуре, веранду и беседку.

Конструкторам, правда, показалось обидным выбрасывать останки своего детища, и они заперли все, что удалось спасти, в обычном сарае, а в 90-е годы движки от Н-1 случайно нашли и продали тем же США.

А из макета бака окислителя, который имел форму шарика и в котором размещался жидкий кислород, сделали памятник.

«Наверное, особого архитектурного значения «Шарик» не имел, обычная скульптурная композиция эпохи позднего соцреализма, но он был больше, чем произведение искусства, — он нес в себе память о значительном для страны и мира событии, которое так никогда больше и не повторилось», — продолжает Игорь Гришин.

Печальную участь «Шарика» после развала Союза (без «Аполлона») можно было предугадать. Материки от дождей проржавели и протекли по всем параллелям и меридианам потоками грязной воды. За «Шариком» никто не следил. И хотя российско-американские отношения после распада СССР даже потеплели, символ нашей недолгой дружбы в космосе с постамента однажды исчез.

Никто не знал, куда делся «Шарик», то ли его отправили на ремонт, то ли на переплавку. По инерции королёвцы еще называли эту площадь «У «Шарика», но молодое поколение уже смутно представляло почему. «Периодически люди вспоминали, что есть где-то такой хороший памятник, но как его отыскать?» — рассказывают общественники.

В городе регулярно проводились опросы, как сделать Королёв светлее и краше, и не было дня, когда кто-нибудь из старожилов не вспоминал: а давайте лучше вернем на место наш славный «Шарик»? Власти тоже обещали реконструировать памятник и поставить его на прежний постамент или найти подходящий новый. Но, увы, похоже, никто толком не знал, где он.

«И вот где-то пару лет назад мне на почту написала незнакомая девушка. Она сказала, что знает, где находится «Шарик» — он на свалке, — говорит Игорь Королев. — Она прислала и фотографии, которые мы быстро распространили в Интернете. Действительно, космическая свалка на одном из наших секретных предприятий, тут же какие-то детали от «Протонов», и вот он — наш дорогой памятник, никем не охраняется, никому не нужен».

Конечно, уже без материков, их оторвали и сдали в металлолом, погнули спираль-орбиту, корабли сняли.

Так он пролежал 20 лет. И те же 20 лет городские энтузиасты регулярно и без остановки пытались его найти. Удастся ли его теперь восстановить?

Краеведы посвятили спасению «Шарика» целый сайт. Вспомнили его героическое прошлое. Помечтали о светлом будущем. С территории РКК «Энергия» его доставили в цех ЦНИИМАШ для реставрации. В 2016-м уж точно восстановим, в 2017-м, теперь в 2018-м. На День космонавтики в апреле. И уж наверняка в июле, к очередной годовщине стыковки «Союза–Аполлона». Кто ж знал, что российско-американская дружба снова прикажет долго жить.

В свете недавних политических событий реабилитация «Шарика» может опять затянуться. Все, кому я звонила спросить, что же будет с памятником, почему-то отказывались говорить о нем. Ветераны, работники космических предприятий, чиновники. Мол, не самое подходящее сейчас время.

А когда оно придет, время? Общественники по-прежнему надеются, что этот памятник великой эпохи не станет заложником политических амбиций и все-таки вернется домой. Он ведь ни в чем не виноват. И восстановить его, как и наши российско-американские отношения, — самое время.

Источник

Добавить комментарий