Казанский Илон Маск: Надир Багавеев напечатает двигатели на 3D-принтере

7:55 03/05/2018
👁 357

Багавеев Bagaveev Corporation

Основатель и главный конструктор ракетостроительной компании Bagaveev Corporation уверен, что запуск «маленькой» ракеты в будущем можно будет организовать за час. Но «за срочность» придется дополнительно заплатить

«Верю, что в XXI веке можно изобретать удивительные вещи, не вкладывая собственных средств», — формулирует свою бизнес-модель 34-летний Надир Багавеев. В начале 2000-х годов уроженец Татарстана перебрался в США, где окончил институт, отслужил в армии и посвятил себя космосу.

О покорении космоса Багавеев мечтал с детства, а катализатором его карьеры в индустрии стал главный визионер планеты Илон Маск. После того как основатель SpaceX провел первые успешные запуски ракет собственного производства и озвучил амбициозные планы колонизации Марса, Надир решил придумать проект, который должен стать «еще круче». Ответ нашелся быстро — полеты на еще более далекие звезды. «Приблизить время, когда человечество начнет осваивать другие планеты и звездные системы», — так формулирует предприниматель свою миссию.

Мечта конструктора

Ракеты — первый шаг на пути к реализации этой мечты. «Это так называемый minimal viable product, основа бизнеса, которая будет приносить деньги», — объясняет Багавеев в интервью журналу РБК. Его Bagaveev Corporation была основана в 2013 году и позиционирует себя как коммерческий оператор запусков наноспутников.

Правда, пока таких запусков в портфолио компании нет: ведется разработка ракеты-носителя. Ее ключевая деталь и одновременно главное техническое ноу-хау Багавеева — двигатели, распечатанные на 3D-принтере. Надир без ложной скромности называет их «мечтой конструктора»: производство двигателя как единой конструкции уменьшает стоимость детали и снижает риск ошибки при сборке.

Пока эта экономия, детали которой Багавеев не раскрывает, обкатывается на «маленьких» ракетах длиной примерно 4 м из разряда «помещается в пикап». Но в будущем эта же «арифметика» будет применима к «большим» ракетам, уверен предприниматель. А пока он гордится тем, что на счету стартапа уже два удачных тестовых запуска «маленьких» ракет с «распечатанными» двигателями — их Bagaveev Corporation провела одной из первых в мире.

Компания сосредоточена на дизайне двигателей и не занимается разработкой материалов или технологий печати, подчеркивает Надир. Использование 3D-принтера позволяет обходиться скромным штатом из четырех специалистов, без учета самого основателя. Первых сотрудников Надир нанял после визита в Стэнфордский университет: «Я приехал на кампус и сразу отправился к инженерам. После разговора с одним из профессоров и лекции о Bagaveev Corporation получил первые резюме».

Членов команды он искал и на конференциях для аэрокосмических стартапов и других тематических форумах. Багавеев не скрывает: размер команды напрямую зависит от финансирования — ему уже приходилось расставаться с сотрудниками из-за нехватки денег. «Но люди всегда возвращались, как только мы привлекали новые инвестиции», — рассказывал Надир в интервью инвестору Тиму Дрейперу.

Двигатели Bagaveev Corporation вырезаются высокоточными лазерами из композитных материалов. Технология лазерного спекания (DMLS) позволяет сплавлять многослойные и прочные конструкции, пригодные в ракетостроении. Ставка на «маленькие» ракеты связана не с экономией — стоимость вывода на орбиту 1 кг полезного груза у «больших» ракет даже ниже, говорит Багавеев: дело в регулярности будущих запусков. «Гораздо важнее запустить спутник или устройство через месяц после сборки, чем ждать запуска больших ракет год или два», — объясняет предприниматель.

«За срочность» запуска Bagaveev Corporation планирует взимать дополнительную плату, ее размер пока не определен. В целом один запуск будет обходиться клиенту в $3–6 млн при себестоимости не выше $1 млн, оценивает Багавеев. По его словам, технически запуск «маленькой» ракеты в будущем можно будет организовать всего за час, но и стоить эта процедура будет в разы больше.

«Большие» ракеты, которые компания будет строить в более далекой перспективе, Надир хочет отправлять в космос с космодрома на экваторе. По его расчетам, компания способна выйти на график в 16 запусков за сутки против нынешних максимальных двух запусков в неделю у других операторов.

Бумажка на запуск

«Мы строим ракеты для гражданского использования», — не раз подчеркивает Багавеев в интервью. В условиях американского регулирования эта фраза означает, что компания использует не твердое, а жидкое топливо, что избавляет ее от необходимости получать лицензию Министерства обороны, достаточно разрешения Федерального управления гражданской авиации США.

Вообще бюрократии за океаном гораздо меньше, чем на родине, радуется Надир: «Запустить что-то на орбиту гораздо проще. Если есть деньги, нужно получить всего одну бумажку — лицензию на запуск». Для суборбитальной ракеты понадобится документ чуть объемнее: шесть страниц, на которых будут описаны все подробности предстоящего запуска, — координаты космодрома, траектория полета, технические характеристики летательного аппарата и место падения.

На стадии до запуска регуляторы вообще не слишком беспокоят операторов, если те не нарушают законов, добавляет Багавеев. В свободной продаже есть все необходимые запчасти и химикаты. Основной объем закупок Bagaveev Corporation приходится на США, некоторые детали приобретаются в Китае, уточняет предприниматель: «Поскольку наши ракеты «гражданские», требования американского происхождения всех комплектующих нет».

Технология Bagaveev Corporation проходит процесс отладки. Первый запуск доказал, что двигатели работают, второй — что системы управления двигателем и турбонасосом исправны, перечисляет Надир. Ключевым должен стать третий запуск, во время которого ракета будет выведена непосредственно на орбиту. С того момента, как будет доказана работоспособность двигателя, компания сможет привлекать дополнительное финансирование и нанимать новых сотрудников, рассказывал Багавеев на лекции в акселераторе Boost.vc летом 2016 года. Тогда же он заявлял о планах привлечь $50 млн инвестиций в серии А через четыре-пять месяцев, но эта цель компанией до сих пор не выполнена.

Воспитание предпринимателя

Денег тестовые запуски не приносят, но служат доказательством корректности расчетов команды и отчетом Багавеева перед инвесторами. Для этого весь процесс подготовки к испытаниям команда снимает на видео .

Всего с момента основания стартап привлек финансирование в объеме $2,5 млн. Первым Багавеева в 2014 году поддержал калифорнийский акселератор Boost.vc Адама Дрейпера, сына известного венчурного инвестора Тима Дрейпера (Hotmail, Skype и др.). Дрейпер-старший позднее стал консультантом проекта. Его сын в интервью The New York Times формулировал миссию Boost.vc так: «Акселератор интересуют все [технологии], что приблизят меня к костюму Железного человека в реальности».

Важным для стартапа стало знакомство Багавеева с президентом легендарного Y Combinator Сэмом Альтманом. На презентацию в Y Combinator команда Bagaveev Corporation в итоге принесла распечатанный двигатель и «дорожную карту» развития. «Первый запуск планировался через пару недель. Мы презентовали уже работающий образец и договорились встретиться после испытаний», — вспоминает Надир. На второй встрече Альтман был впечатлен видео запуска и пригласил компанию в акселерационную программу 2015 года.

Багавеев не спешил принимать решение. По его словам, публичность, которую гарантирует поступление в Y Combinator, проекту была не нужна: «Сообщество частных космических компаний в США не такое уж большое, потенциальные инвесторы и клиенты и так узнают о тебе практически сразу после успешных испытаний». Сомнения помогли в переговорах с Альтманом: «входной процент» инкубатора удалось снизить со стандартных 7 до 5%, гордится Надир.

В Y Combinator он сразу ощутил себя «деталью на конвейере». «В Boost.vc подход к нам был более личный, благодаря чему чувствовался персональный рост, там из тебя делают предпринимателя», — описывает разницу Багавеев. Несмотря на эти претензии, он считает положительным опытом участие в программе инкубатора. Представители Y Combinator на вопросы журнала РБК не ответили.

В следующих раундах Надир надеется привлечь $25 млн инвестиций. Деньги пойдут на сборку полноценного носителя для вывода спутников на орбиту. Компания возьмется за строительство «полноценной» ракеты сразу после третьего тестового запуска, точная дата которого пока не определена. Не определен и космодром: для первых испытаний действуют «географические» ограничения. Так что запускать придется на Аляске или с атоллов в Тихом океане, уточняет Багавеев.

У его компании нет твердых договоренностей с будущими клиентами, но Надир уверен, что спрос будет стабильным: «Мы подписали «письмо о намерениях» с посредниками, которые соединяют перевозчиков с клиентами». Речь о компаниях Spaceflight и Nano Rocks — площадках для размещения заказов по выводу устройств на орбиту. Самый дорогой запуск на Spaceflight — $28 тыс. за 1 т, ближайшая дата — второй квартал 2018-го.

Планы Надира не ограничиваются запуском микроспутников: как и Илон Маск, уроженец Казани мечтает однажды отправить в космос человека.

Десять тысяч вопросов и трамвай на световых рельсах

Багавеев родился и вырос в Казани. В школьные годы благодаря отцу он увлекался ракетостроением и участвовал в компьютерном лагере для одаренных подростков «Сэлэт» («талант» по-татарски. — РБК), проекте академика Джавлета Сулейманова. В начале 2000-х годов Надир поступил в Казанский авиационный институт (КАИ), но получить диплом конструктора вертолетов не успел: отучившись два курса, вместе с семьей перебрался в США.

В 2002-м Багавеевы обосновались в Сиэтле, а сам Надир отправился из Вашингтона во Флориду — получать степень бакалавра в Университете аэронавтики Эмбри-Риддла. Магистром он стал в Университете Пердью в Индиане. «Совместив два курса в КАИ с американским образованием, я стал понимать сильные и слабые стороны в ракетостроении в обеих странах», — говорит предприниматель.

После университета он отслужил в армии США, в войсках ПВО. Этот опыт Надир тоже считает позитивным — служба научила «исполнять и отдавать приказы». В армии Надир был механиком вертолетов — это максимально близкая к летательным аппаратам позиция, которую может занимать служащий, претендующий на американское гражданство. Но карьеру в армии Багавеев решил не строить и ушел «на гражданку».

До начала своего дела Надир успел поработать конструктором в других аэрокосмических компаниях. Обе работают по соседству в пустыне Мохаве, неподалеку от аэрокосмического порта: XCOR Aerospace разрабатывает многоразовые частные космические корабли, Masten Space Systems — многоразовые ракеты вертикального взлета и посадки. Багавеев в обеих занимался разработкой двигателей.

Собственную компанию он не постеснялся назвать Bagaveev Corporation, ориентируясь на примеры выдающихся конструкторов прошлого Игоря Сикорского и Уильяма Боинга. Надир тоже мечтает однажды построить транснациональную корпорацию, лидера в мировых космических и воздушных перевозках. И название — прямое отражение этих амбиций.

Революция ждет не только частный космос, но и гражданское авиастроение, убежден предприниматель: «Представьте поезд в воздухе, на каждом вагоне — крылья из солнечных панелей. Они получают энергию не сверху, как обычно происходит, а снизу — с Земли, где установлены ретрансляторы, которые передают энергию в виде световых волн».

Надир давно живет в США, но до последнего времени вел социальные сети на русском языке. Корреспондент журнала РБК обнаружил на портале «Ответы. Mail.ru» более 10 тыс. записей от аккаунта, предположительно, Багавеева, среди них — вопросы и ответы на темы любви и отношений, политики и экономики, кулинарии и стиля жизни. Натуру предпринимателя хорошо описывает как раз один из таких вопросов: «У меня все хорошо. Как радоваться жизни еще больше?»

Источник

Добавить комментарий