При взлете многие сядут. Зачем Рогозин направлен в “Роскосмос”

19:03 25/05/2018
👁 572

Назначение Д. О. Рогозина руководителем “Роскосмоса” стало, пожалуй, самым долгожданным сюрпризом месяца. О том, что вице-премьер “по оборонке” в 2011-2018 годах возглавит космическое ведомство и что структуру затем ожидает масштабное реформирование, в соцсетях начали писать практически с момента оглашения нового состава правительства. А с середины месяца — подключились и СМИ со ссылкой на свои источники.

Таким образом, у нелюбителей отрасли, государственного курса в промышленности и лично Рогозина имелись все возможности подготовиться к разгромной критике назначения и предсказать чудовищное будущее госкорпорации.Надо сказать, что эти возможности были использованы, но в сухом остатке обнаружилось, что Д. О. Рогозину, как вице-премьеру, предъявить можно разве что его крылатый твит, в котором в ответ на санкции он предложил США доставлять астронавтов на МКС с помощью батута.

Серьезные издания приводят слова серьезных космических экспертов, иронизирующих: “Понятно, что батут ему не скоро забудут. С другой стороны, его высказывания стали стимулом для развития американской промышленности — новые двигатели, новые корабли. Поэтому нельзя сказать, что его все там не любят. В этом плане тот же Илон Маск должен быть Рогозину благодарен”. Но такие эксперты по космосу, вероятно, не в курсе, что Илон Маск не запускает людей к МКС. То есть с рогозинского высказывания прошло четыре года, а альтернативой российским “Союзам” по-прежнему является батут.

Что касается предполагаемой реформы “Роскосмоса” — ее критика сводится к классическому утверждению, что “она парализует отрасль”: это утверждение звучит практически перед любой реорганизацией в любом деле, его можно лишь игнорировать или учитывать, но спорить в сослагательном наклонении бессмысленно.Вызывает некоторое недоумение только то, что версию о “параличе отрасли из-за реорганизации” высказывают те же ресурсы, которые подробно и со вкусом рассказывают о том, как в космической индустрии все деградировало, отстало и прогнило. Впрочем, “все плохо и неизбежно будет еще хуже, предпринимать что-либо бессмысленно” — тоже позиция.

А главное тут вот что.

Новоназначенный руководитель “Роскосмоса” множественные проблемы в госкорпорации никогда не отрицал, не преуменьшал и не скрывал. Учитывая, что его работа вице-премьера в 2011-м началась с пятой за год аварии ракеты, космическая сфера стала объектом его особо пристального внимания. Для примера: на строительстве космодрома Восточный вице-премьер побывал в общей сложности более полусотни раз — фактически он с этой стройки века не вылезал.И в итоге, спустя семь лет, даже издания, априори критично настроенные в отношении государства, признают, что эта “политическая фигура” эффективно практиковала “жесткий подход к управлению. Именно с его подачи был дан ход резонансным уголовным делам, когда обвинения были предъявлены главам многих крупнейших предприятий космической отрасли — Центра им. Хруничева, РКК “Энергия”, ЦСКБ “Прогресс”. Именно по настоянию Рогозина в рамках дела о хищениях на стройке космодрома Восточный под следствием оказались десятки фигурантов, а генподрядчик в лице Спецстроя был расформирован”.Нужен ли жесткий подход в случае с космической отраслью?

К сожалению, без него, кажется, не обойтись. По сравнению с другими условно “рогозинскими” отраслями, где интенсивное развитие в последние годы налицо (рост выпуска промышленной продукции и производительности более чем на десять процентов в год, рост дисциплины исполнения гособоронзаказа с 80 до 98 процентов, рост оснащения армии современным вооружением в 3,7 раза), “Роскосмосу” в этот период удалось лишь незначительно снизить аварийность, но не преодолеть отставание от конкурентов в ряде сфер, таких как, например, создание гражданских космических аппаратов. Сформулировать стратегию, философию развития (еще в 2013-м Рогозин упрекал “Роскосмос” в том, что он “мутно понимает цели космической деятельности”), без которой не понятно, в какую сторону мобилизовать усилия, — руководству госкорпорации также не удалось.

А двигаться по инерции, без мобилизации, цели и прорыва — это в современном мире и значит отставать.

В процессе взлета многие могут сесть.

Источник

Добавить комментарий