Из пресс-конференции NASA, посвященной успешному началу миссии CRS-16 к МКС

5:59 06/12/2018
👁 547

Ханс Кенигсман (Dr. Hans Koenigsmann), Вице-президент SpaceX по надежности и безопасности систем: 
Рули перестали двигаться и заблокировались в крайнем боковом положении. 

Система управления (СУ) Falcon 9 сделана так, что в случае полной или частичной потери управления ступень старается держаться подальше от любых строений и уходит в сторону океана. 

Из данных телеметрии нам известно что после приводнения ступень перешла в “Безопасный режим” и начала продувку баков для того, чтобы судам спасения можно было безопасно к ней подойти. 

На тот момент когда началась эта конференция мы все еще продолжаем снимать данные телеметрии со ступени. 

Получается что мы сейчас де-факто протестировали “Безопасный режим”, который заключается в том, что ракета не пытается садиться на землю без 100% уверенности что посадка будет безопасной. 

Безопасный режим довольно умный, даже если ракета садится на землю, в безопасном режиме она старается держаться подальше от строений. 

Вопрос: В какой момент система решает садиться на землю или на воду? 

Ханс: Точка принятия решения находится после этапа “Entry Burn”. 

Бортовой компьютер постоянно обновляет предполагаемую точку посадки, и то место, куда попадет ступень при полном отказе всех управляющих поверхностей в следующий момент. 

Система управления старается выдерживать траекторию таким образом, чтобы минимизировать участок нахождения ступени над сушей в любом случае. 

Лишь с началом “landing burn” СУ нацеливает ступень на посадочную площадку. 

Вопрос: Затронет ли это следующий запуск? 
(GPS-III, назначенный на 18 декабря – ред.) 

Ханс: Нет, потому что запуск будет без возврата первой ступени и там не будут установлены рули-решетки и прочее посадочное оборудование. 

Вопрос: Почему GPS отправляется невозвращаемым носителем, вроде бы по спецификации его можно было бы запустить носителем с посадкой на воду? 

Ханс: Это требование заказчика (Министерство обороны США – ред.) – выжать максимальную производительность из запуска. 

Вопрос: Сколько запусков вы планируете в следующем году? 

Ханс: Количество запусков значительно не изменится. У нас сейчас около 20. В следующем году запланировано около 18. 

Но много обстоятельств зависят не только от нас и может быть на один больше или меньше. 
И как вы сказали, пилотируемые полеты – это большое серьезное дело. 

У нас запланированы миссии “Demo Mission – 1”, испытания системы аварийного спасения в полете и первый полет с экипажем на МКС в рамках миссии “Demo Mission – 2”. 

Вопрос: Вы говорили что Crew Dragon может попасть на МКС за 1 или 2 дня, но Союз может это сделать за 6 часов. Планируете ли вы траекторию которая позволит попасть туда быстрее? 

Ханс: Вы можете попасть туда быстрее, но это зависит от того, как высоко вы поднимитесь, как долго у вас работают двигатели. 

Я не думаю что мы будем делать “быструю” траекторию, как у Союза. 
Если у вас короткая траектория, то вы сильно ограничиваете себя пусковыми окнами. Чем дольше траектория тем больше у вас возможностей стыковки. 

Например, если запуск Союза назначен на утро понедельника, а потом по какой-то причине его отменят, то он не может полететь на следующий день по такой же 6-ти витковой схеме, он был бы вынужден делать 32-витковую стыковку. А для нас подобный перенос не имел бы никакого значения. 

Вопрос: Как далеко от берега приводнилась ступень? 

Ханс: Примерно в 3-х километрах от берега. 

Вопрос: COPV-2 (Composite Overwrapped Pressure Vessel, баллоны высокого давления с композитной обмоткой – ред.) были на этой миссии ? 

Ханс: Да, на второй ступени. 

Вопрос: И это считается за сертификационный пуск необходимый для 7 квалификационных полетов для пилотируемого запуска? 

Ханс: Я думаю да. 

Вопрос: Затронет ли это запуск Iridium? 

Ханс: Миссия Iridium-8 запланирована на начало следующего года. Нет, я думаю не затронет. 

Вопрос: Можете ли вы рассказать о максимальной высоте и скорости которую первая ступень достигла? И на какой высоте возникла аномалия с рулями? 

Ханс: Я могу ответить на первый вопрос. Максимальная высота где-то 135 км, и это соответствует скорости 800 метров в секунду. Аномалия началась после Entry burn, но еще слишком рано говорить точно. Зачастую аномалии начинаются в другой системе и гораздо раньше чем кажется и мне не хочется давать вам неверную информацию. 

Вопрос: Проясните еще про COPV-2. Можете дать больше информации? 

Ханс: У нас есть модификация COPV для пилотируемого полета. И эти COPV вводятся в полеты постепенно. 
Вторая ступень Falcon 9 миссии CRS-16 имеет эти COPV и эта миссия считается за один из квалификационных полетов. 

Вопрос: И сколько у вас уже было полетов этого нового COPV? 

Ханс: По крайней мере два. 

Вопрос: Было интересно смотреть на вращение ступени, которое составляло где-то 1 полный оборот в секунду. Но все таки вы смогли скорректировать это. 

Какой полетный алгоритм смог это сделать? Мы никогда не видели такого вращения раньше. Какие системы работали, которые остановили вращение прямо перед посадкой? 

Ханс: Честно говоря я сам удивлён. Но думаю первое это то, что когда вы выпускаете посадочные опоры, вы изменяете момент инерции и вы замедляете вращение.

Помните, что в это время работает только один двигатель, поэтому одним лишь им много не сделать. 
Но можно стабилизировать две другие оси, и я это видел вроде бы. Можно стабилизировать наклон и рыскание.

Дорогие друзья! Желаете всегда быть в курсе последних событий во Вселенной? Подпишитесь на рассылку оповещений о новых статьях, нажав на кнопку с колокольчиком в правом нижнем углу экрана ➤ ➤ ➤

Источник

Добавить комментарий