Илон Маск рассказал, почему считает, что мы сможем высадиться на Луну в 2023 году

23:09 20/07/2019
Комментарии 2 👁 445

12 июля главный редактор журнала TIME и космический репортер Джеффри Клугер побеседовал с генеральным директором SpaceX Илоном Маском в штаб-квартире компании в Калифорнии. Они обсудили вопросы, почему Маск основал SpaceX, какова его роль в новой гонке полетов на Луну, и каковы его прогнозы полетов человека в космос на ближайшее будущее.

Интервью, приведенное ниже, было слегка отредактировано и сжато для ясности. (Для большей части интервью, подключитесь к CBS в воскресенье утром, 21 июля, в 9:00 утра, восточное время).

TIME: История обычно наиболее глубоко чувствуется людьми, которые ее пережили. Если вы пережили Вторую мировую войну, вы понимаете, что такое Вторая мировая война. Ты родился два года спустя после Аполлона-11. Но кажется, что ты это как будто помнишь.

Илон Маск: Я думаю, что Аполлон-11 был одним из самых вдохновляющих моментов во всей истории человечества. Пожалуй, это самая вдохновляющая вещь. И одна из самых универсальных позитивных вещей в истории. Уровень вдохновения, который был предоставлен людям на Земле, был невероятным. И это, безусловно, воодушевило меня. Я не уверен, что SpaceX существовал бы, если бы не Аполлон-11. Я ожидал, что будет продолжение Аполлона-11, что у нас будет база на Луне, что мы будем посылать людей на Марс. И что к 2019 году, вероятно, люди отправятся на спутники Юпитера. И я думаю, что если бы вы спросили большинство людей в 1969 году, они сказали бы, что они этого действительно ожидали. И вот мы в 2019 году. Факт, что США фактически не имеют возможности отправлять людей даже на низкую околоземную орбиту
Год за годом я ждал, что мы пойдем дальше Аполлона, но мы этого не делали. И это заставило меня переживать о будущем . Я, как и многие другие люди, верил, что будущее будет лучше, чем прошлое. Ведь отсутствие этого чувства приводит к цинизму, пессимизму в отношении будущего.

TIME: Многие люди, которые любят космос, испытывали такое же отчаяние и разочарование. Да, но я не строил космическую компанию, а ты строил. Так что же заставило тебя подумать: “Да, это нужно сделать, и я тот, кто может это сделать, или хотя бы один из тех, кто может это сделать”?

Илон Маск: Ну, я не думал, что я один из тех, кто может это сделать. Я думал, что SpaceX на 90% может потерпеть неудачу. На самом деле, я собирался выполнить благотворительную миссию под названием “Оазис Марса”, чтобы посадить на поверхность Марса небольшую теплицу с семенами в обезвоженном питательном геле, которые увлажнялись бы при посадке. После этого вы бы получили невероятный снимок зеленых растений на красном фоне. Моя цель заключалась в том, чтобы просто заинтересовать общественность и Конгресс, тогда они ассигновали бы больше денег и увеличили бы бюджет НАСА. Я собирался потратить на это половину денег, которые заработал на PayPal, и, по сути, они пошли бы на то, чтобы увеличить бюджет НАСА, а затем мы отправились бы на Марс.

TIME: Наверняка было нелегко организовать с нуля ракетно-космическую компанию. Как вы начали?

Илон Маск: Пару раз ездил в Россию, потому что не мог себе позволить американские ракеты. Они были слишком дорогими. Россия выводила из эксплуатации целую кучу МБР [межконтинентальных баллистических ракет]. Так что в 2001 и начале 2002 года я приехал в Россию, чтобы купить списанные МБР, что звучит безумно, но знаешь, они все равно их выбросят. Но они продолжали повышать цену для меня.

Я также понял, что даже если мы удвоим бюджет НАСА, если у НАСА не будет хороших вариантов для подрядчиков ракет, они все равно не достигнут прогресса, потому что это будут одноразовые ракеты, и мы рискуем получить новые отпечатки ботинок и флаг для Марса, что все-таки лучше, чем не отправиться туда вообще, но это не так, как иметь базу на Марсе, базу на Луне и, наконец, жизнеспособный город на Марсе. И я подумал: “Ладно, я должен попробовать построить ракетную компанию сам».

Я был уверен, что это наверняка потерпит неудачу. На самом деле, я бы не позволил никому инвестировать в компанию с самого начала. Не потому, что я думал, что все получится хорошо, а потому, что я думал, что это не получится.

Первый запуск ракеты-носителя «Falcon 1» 24 марта 2006 года.

TIME: Если бы «Илон Маск 2019 года» мог поговорить с Вернером фон Брауном, Крисом Крафтом, Джином Кранцем и всеми героями 1960-х годов, какой совет он дал бы им: развивать технологию, духовность, качество продаж, долгосрочность?

Илон Маск: Вернер фон Браун действительно знал, что он делает. У него были планы относительно повторного использования. Но эти планы не были реализованы. Неважно, какими способами, но вам просто нужно сделать так, чтобы она могла использоваться повторно. Это ненормально то, как сегодня работают ракеты. Представьте, если бы у вас был бы самолет, и сразу, как только бы вы добрались до места назначения, вы спрыгивали бы с парашютом над этим городом, а ваш самолет приземлялся где-то в другом месте. Сегодня так работают все ракеты, за исключением «Falcon 9». Это полное безумие. 
Для того чтобы мы стали межпланетным видом, мы должны решить проблему полного многократного использования ракет. Иначе… Представьте – если бы в старые времена корабли не были ли бы пригодны для повторного использования – стоимость  путешествия была бы огромной. И вам понадобился бы второй корабль, на буксире, для обратного пути. Если бы самолеты не были бы многоразовыми, никто бы не полетел, знаете – потому что самолет стоит пару сотен миллионов долларов.

Вот почему полное и быстрое повторное использование является «священным Граалем» доступа в космос и основополагающим шагом на пути к нему, без которого мы не можем стать межпланетным видом. Мы не можем иметь базу на Луне или город на Марсе без полного и быстрого вторичного использования ракет. И вот почему SpaceX так упорно работала над многоразовостью.

TIME: Есть люди, которые берут на себя ответственность спрашивать, что SpaceX тратит много энергии и ресурсов (в хорошем смысле слова) для развития новых технологий, но не было бы лучше сосредоточиться на решении проблем для создания возобновляемых, действительно чистых источников энергии. Последствия с точки зрения спасения вида будет легче увидеть, т.к. это произойдет в относительно краткосрочной перспективе. Ты думал об этом в те 3 часа утра?

Слева-направо: Tesla Model S, Semi, Model 3 и Model X.

Илон Маск: Тесла действительно достигла большого прогресса на пути к устойчивой энергетической экономике. Я думаю, что для электрификации транспорта Tesla, возможно, продвинула технологии развития транспорта на 10 лет, может быть, на 20. Это небольшие цифры в общей схеме вещей. Но они имеют значение.

Если бы я полностью посвятил себя Tesla, насколько быстрее мы смогли бы расти, если бы я не разделял свое время между SpaceX и Tesla? Я думаю, что предельное значение относительно ограничено. Я бы предпочел, чтобы Tesla заняла на пару лет больше времени и все еще работала со SpaceX, потому что я думаю, что это правильный баланс для большего блага.

Хотел бы я, чтобы был способ делать ракеты, не сжигая ничего. Но, к сожалению, это невозможно. Я имею в виду третий закон Ньютона – его никак не обойти. Так что, знаешь, балансируя между тем, что лучше всего для человечества, просто нет другого способа сделать это, кроме ракет.

TIME: Сейчас многие люди хотят знать, когда состоятся регулярные запуски экипажа на Международную космическую станцию на Драконе?

Илон Маск: Ну, это готовность как НАСА, так и SpaceX. С точки зрения готовности SpaceX, я думаю, у нас осталось около шести месяцев. Но как бы там ни выглядело расписание, оно немного похоже на парадокс Зенона. Ты вроде как на полпути к этому в любой момент времени. А потом каким-то образом попадаешь туда. Так что если в нашем графике сейчас говорится о четырех месяцах, то, вероятно, около восьми месяцев – это правильно.

Запуск Crew Dragon в миссии «DM-1» 2 марта 2019 года в 10:49 по Москве.

TIME: Если бы вам пришлось поставить на это свой дом, когда бы вы сказали, что следующие отпечатки ботинка появятся на Луне?

Илон Маск: Ну, пусть это звучит довольно безумно, но я думаю, что мы сможем попасть на Луну менее чем через два года. Конечно с беспилотным транспортным средством; да я думаю, мы сможем приземлиться на Луну через два года. Потом, еще через год-два, мы могли бы послать туда команду. Я бы сказал всего через четыре года.

TIME: Когда ты говоришь “мы”, ты имеешь в виду США или SpaceX?

Илон Маск: Я не уверен. Если потребуется больше времени, чтобы убедить НАСА и власти, что мы можем это сделать, то мы могли бы просто сделать это. Это проще, чем пытаться убедить НАСА, что мы можем просто посадить звездолет на Луну.

Очевидно, что это решение не в моей власти. Необходимо огромное количество усилий, для того, чтобы убедить большое количество скептиков из НАСА, что мы можем это сделать. И не безосновательно, потому что они такие: «Да ладно тебе. Как это может сработать?» Скептицизм… ну знаешь, у них на то были бы веские причины. Но верный способ покончить со скептицизмом – это просто сделать.

Первый испытательный запуск «Falcon Heavy» с «Tesla Roadster» в качестве полезной нагрузки. 6 февраля 2018 года в 23:45 по Москве, стартовый комплекс LC-39 в Космическом центре Кеннеди, мыс Канаверал.

TIME: Вместо того, чтобы использовать ракеты «Falcon» и космический корабль «Dragon» и говорить: «Давайте доберемся до Луны через три года», вы сделаете еще более амбициозный шаг вперед, создавая Falcon Heavy и Starship. Зачем это делать? Почему не сказать: “Мы уже готовы лететь”?

Илон Маск: Да, я думаю, мы могли бы повторить «Аполлон-11» и совершить несколько небольших миссий – снова отправить людей на Луну. Но ремейк не так хорош, как оригинал.

Мы действительно хотим иметь транспортное средство, способное отправлять на Луну или Марс большую полезную нагрузку, чтобы иметь там полноценную лунную базу. Постоянно занятая лунная база была бы потрясающей. Это выглядело бы, как будто у нас есть постоянно действующая база в Антарктиде. И было бы намного круче, иметь научную база на Луне. Вот почему мы пытаемся построить Starship как можно быстрее. Знаете, я думаю, что для компании, занимающейся разработкой технологий, это хорошая идея – постараться как можно быстрее сделать свои собственные продукты ненужными. Это немного неловко, потому что мы сделали так много работы для Falcon 9, Falcon Heavy и Dragon. Но на самом деле мы должны стремиться к тому, чтобы сделать их бесполезными как можно скорее. А потом мы поместим их в музей.

TIME: В конце концов, на Луне будут человеческие следы. На Марсе будут. Может, однажды они станут твоими?

Илон Маск: Я хотел бы отправиться на Луну и Марс. Я думаю, это было бы довольно весело. Но я уверен, что моя главная цель заключается в том, чтобы помочь сделать возможной жизнь на разных планетах. Это не найти лично для себя Луну или Марс. Мой вид философского фундамента совпадает с «Путеводителем по Галактике» Дугласа Адамса. По сути, он сказал: «Вселенная – это ответ, каковы будут вопросы?» И если мы расширим сферу и масштаб нашего сознания, то сможем лучше понять, какие вопросы задавать. Мы узнаем больше, станем более просвещенными. И поэтому мы должны стараться делать то, что расширяет сферу и масштаб сознания. Становиться межпланетным видом и обеспечить устойчивый климат на Земле – вот главная философия. И это философия, в которую я верю.

Корабль Starship перед стартом в представлении художника. Credit: Gravitation Innovation.

Дорогие друзья! Желаете всегда быть в курсе последних событий во Вселенной? Подпишитесь на рассылку оповещений о новых статьях, нажав на кнопку с колокольчиком в правом нижнем углу экрана ➤ ➤ ➤

Источник

2+

2 Comments

  1. Философия нашего БУДУЩЕГО…браво Илону Маску

  2. Dbrnjh:

    Илону Маску надо только помогать, а не мешать, и, космические идеи превратятся в Великую Реальность!!!

Добавить комментарий