Вице-президент по безопасности полётов SpaceX Ханс Кенигсманн дал интервью Handelsblatt

17:07 09/11/2019
Комментарии 1 👁 334

Вице-президент по безопасности полётов SpaceX Ханс Кенигсманн (Hans Koenigsmann) дал большое интервью немецкому изданию Handelsblatt.

Он рассказывает об ошибках европейской космической программы, о чём он спорит с Илоном Маском и готов ли полететь в космос. У Ханса Кенигсманна в настоящее время почти нет свободного времени – “В данный момент я занят Crew Dragon“, – говорит он. Тем не менее, он нашёл время для интересного и вдохновляющего интервью.

О европейской космической программе:

Handelsblatt:
— Президент федерального объединения немецкой промышленности (BDI) Дитер Кемпф (Dieter Kempf) хочет, чтобы Германия стала космическим портом для малых ракет. Запуск малых спутников, по его мнению, должен осуществляться с Ростока или Нордгольца. Насколько это реалистично?

Koenigsmann:
— Я нахожу небольшие, гибкие проекты на национальном уровне более эффективными, чем крупные многонациональные. Однако последние дают возможность осуществить крупные проекты. Но как уже обсуждалось, географическое положение Германии представляет собой проблему с точки зрения безопасности при запусках ракет. Практичнее двигаться дальше на север….

Handelsblatt:
— …потому что в зависимости от орбиты подходят стартовые площадки либо вблизи экватора, либо вблизи полюсов. С недавнего времени ведутся разговоры о собственной лунной базе Германии. Как вы считаете, можно ли это сделать с помощью немецких технологий?

Koenigsmann:
— Я уверен, что немецких технологий достаточно для создания собственной лунной базы. Будущие разработки являются вполне реализуемыми. И что касается запуска, SpaceX с радостью поможет.

Handelsblatt:
— На конец ноября запланирована Конференция Европейского космического агентства (ESA) Space 19+. На ней министры стран ЕС примут решение о стратегических направлениях на ближайшие три года. Какие приоритеты вы рекомендуете?

Koenigsmann:
— Со стороны европейские космические исследования иногда кажутся медленными и устаревшими. Техническое развитие часто связано с риском, и это необходимо принимать во внимание. Победит тот, кто не боится.

Handelsblatt:
— Раньше вы призывали остановить развитие европейской ракеты Ariane и попытаться переделать её так, что бы она стала многоразовой.

Koenigsmann:
— Со временем я изменил свою стратегию и отказался от идеи убедить тех, кто несет ответственность за Ariane в необходимости её повторного использования. Когда я говорю, что работа над ракетой Ariane должна продолжаться дальше, как и прежде, я заставляю людей задуматься. Ведь проект по созданию одноразовой ракеты сегодня можно сравнить с разработкой хорошего аналогового телефона.

Handelsblatt:
— Как Вы оцениваете международную конкуренцию в области космических программ?

Koenigsmann:
— Я думаю, что впереди всё-таки Америка. После неё – китайцы. Однако посадка китайского зонда на обратную сторону Луны ясно показывает, что мы недолго будем первыми. Нужно дальнейшее развитие. Тот факт, что другие страны опережают своими успехами, уже вызвал шок в США.

Handelsblatt:
— Считаете, что Европа проиграла?

Koenigsmann:
— Долгое время главенство принадлежало европейцам, но несколько лет назад им пришлось передать его нам, особенно, когда речь шла о запусках спутников. Мне кажется, что теперь у них с этим возникли небольшие трудности. Ракету Ariane 6 нельзя использовать повторно. Причина, по которой мы осуществляем запуски дешевле и зачастую надежнее других, заключается в том, что мы повторно используем ракеты. С одной стороны, вам не нужно каждый раз платить за ракету, с другой стороны, после каждого старта вы можете проанализировать, где что-то было не совсем правильно – и улучшить это.

Handelsblatt:
— Virgin Galactic недавно вышла на биржу. Как вам их технология?

Koenigsmann:
— К этому я отношусь нейтрально. С одной стороны, я считаю, что это хорошо – предложить коммерческий полёт в космос, пусть даже на короткое время. С другой стороны, запуск с самолета-носителя является сложным. Galactic развивает новый SpaceShipTwo, и это заняло у них много времени после несчастного случая со SpaceShipOne. Надеюсь, что им будет сопутствовать успех и желаю им удачи.

О полёте в космос:

Handelsblatt:
— Однажды вы сказали, что мечтаете полететь в космос в качестве туриста. Хотели бы вы лететь с Virgin или будете ждать, когда SpaceX предложит такую услугу?

Koenigsmann:
— Я правда это говорил? Да, я мечтаю побывать в космосе, но не мечтаю совершить лишь суборбитальный прыжок, как предлагает Virgin Galactic. Я хотел бы остаться на орбите минимум – неделю. И, конечно же, лететь на Crew Dragon или Starship! Я бы потратил много денег, для того, чтобы поселиться в отеле на орбите на несколько дней – пусть это звучит немного безумно. Уверен, другие тоже хотят этого.

Handelsblatt:
— Только полёт на орбиту? Не мечтаете слетать на Марс, как Илон Маск?

Koenigsmann:
— Однажды я сказал, что слишком стар для Марса, но потом передумал. В свои 56 лет я ещё могу успеть, если мы поторопимся соответствующим образом.

Handelsblatt:
— Но что делать на Марсе? Там не особенно красиво….

Koenigsmann:
— Есть же люди, которые живут в пустыне. Им нравится пустое пространство. Я знаю, некоторых моих земляков радует вид бесконечности. Есть также люди, которые хотят постичь неизвестное и пойти туда, где они могут основать что-то новое. Это особый вид людей, но я знаю многих, которые хотят этого.

Спустя сотни лет на многие вещи смотришь по-другому. В своё время Христофору Колумбу наверняка задавали тот же вопрос: Что тебе там нужно? Там ужасное море, вероятность того, что ты выживешь никакая, и там, наверняка, есть только пустыня…

Космические исследования не принесут плоды сразу, но в будущем они будут необходимы человечеству.

О взаимоотношениях с Илоном Маском:

Handelsblatt:
— Временные обязательства, которые вызваны оптимистичными публичными заявлениями Илона Маска, оказывают на SpaceX давление, как на компанию?

Koenigsmann:
— Это зависит от того, как сильно ты позволишь ему до тебя добраться. Я работаю в SpaceX уже 17 лет. Это довольно эффективная компания, которая делает свою работу очень быстро, несмотря на то, что прогнозы в начале бывают слишком оптимистичными. Уложиться в сроки тяжело, но не невозможно. Главная задача, которую нам нужно решить в ближайшее время – это закончить работу над кораблем для полётов астронавтов, она очень сложная и требует особых усилий.

Handelsblatt:
— Вы, можно сказать, являетесь соперником Маска. Он ставит цели, а вы должны гарантировать успех миссии. Наверняка между вами возникают разногласия.

Koenigsmann:
— Да, это правда, для меня в первую очередь важны успех и безопасность астронавтов, а график не так важен. Время от времени приходится спорить, когда и какие испытания нам предстоит еще провести. И во всех случаях, мы в SpaceX всегда делали правильный выбор – и это благодаря Илону. Поэтому я не беспокоюсь о будущем.

О высадке на Луну:

Handelsblatt:
— Возможно ли, что через пять лет, в 2024 году, на Луну снова ступит нога человека?

Koenigsmann:
— Да, если мы потратим на это достаточно средств. Мы должны это делать с той же энергией и энтузиазмом, что и 50 лет назад. И сегодня теоретически мы можем это сделать лучше, чем в 1970-х годах.

Handelsblatt:
— В то время нужно было совершить сам факт высадки. Сегодня же Луна рассматривается в качестве промежуточного шага на пути на Марс.

Koenigsmann:
— Тогда речь шла о национальной гордости – что по себе является неплохой мотивацией. Но сегодня Луна действительно – промежуточный этап на пути к Марсу. Нам просто необходимо отправиться исследовать другие планеты и посмотреть, можно ли их колонизировать. Это может стать для человечества такой же мотивацией, как и гордость в 70-х.

Handelsblatt:
— Почему нужно минимум пять лет, чтобы вернуться на Луну, если это уже было сделано 50 лет назад?

Koenigsmann:
— Строительство дома, например, занимает полтора года – и оно с каждым разом не осуществляется быстрее, только потому, что вы уже строили дом раньше. 50 лет назад мы сделали большое достижение, чтобы добраться до Луны. На этот раз требуется решить вопрос логистики, так как там должна существовать база для присутствия на ней человека. Нужно разработать новые технологии – вы не можете использовать то, что использовалось 50 лет назад. Тогда это заняло десять лет и стоило больших денег. Сегодня это всё еще стоит кучу денег, но уже не так дорого, как тогда, и займет меньше времени. И это уже является прогрессом.

Handelsblatt:
— Для развития Falcon Heavy SpaceX не брал средств от правительства США. Почему?

Koenigsmann:
— Так получилось. У нас был клиент и мы начали работу над ракетой. Если вы разрабатываете проект самостоятельно, график у вас под контролем, и вы можете делать все, что захотите. Работая для правительства нужно выполнять их условия. Без участия правительства мы работаем быстрее, но нам нужны деньги.

О работе в SpaceX:

Handelsblatt:
— Какие эмоции вы испытываете во время запуска ракеты? Это драматичный момент?

Koenigsmann:
— Необходимо иметь огромное терпение, чтобы построить ракету, и быть очень внимательным в процессе её сборки. И бдительным во время старта. При запуске ракеты быть уверенным, что всё в порядке. Компания это должна уметь и проходить через это снова и снова – от старта к старту.

Драматизма тоже хватает – часто из-за погоды. Мелочей, о которых ты беспокоишься, с опытом становится всё меньше и меньше. Мне нравится делать хорошую работу. Просто нужно переждать эти десять минут после начала старта. А чтобы запуск был успешным, нужно к нему хорошо подготовиться.

Handelsblatt:
— Сердце колотится во время запуска?

Koenigsmann:
— Вовсе нет. Ну, к слову, я сейчас не главный инженер, каким являлся в начале. Я участвую только в переговорах с другими вице-президентами по трудным вопросам. Нет, я больше не волнуюсь во время запуска ракет.

Handelsblatt:
— SpaceX успешно провели запуски почти 70 раз, кроме трёх в начале.

Koenigsmann:
— Первые три запуска осуществлялись другой ракетой (Falcon 1), которую мы заменили после пяти пусков. С Falcon 9 у нас была только одна неудача, и это было 52 запуска назад. В данный момент я очень доволен надёжностью наших ракет. Но необходимо и дальше быть бдительным, не допуская ни одной ошибки.

Handelsblatt:
— Вы пришли в SpaceX из бременского университета , начиная в небольшом стартапе. Является ли ваша карьера для вас таким же шагом, как шаг с Земли на Луну?

Koenigsmann:
— Да, это было большое приключение. Первоначально я хотел остаться всего на два года, но работа в компании становилась всё более и более захватывающей. Прошло 23 года. Когда я оглядываюсь назад, мне иногда кажется, что я смотрю с Луны на Землю, но в повседневной жизни я этого не замечаю.

Я делаю всё возможное для успеха наших ракет, космических кораблей и спутников. Это моя работа, и мне это нравится. Наверное, я бы мог делать что-то подобное и в Бремене. Просто случайно мне предоставилась возможность работать над самым интересным, что за последние 30 лет происходит в космонавтике. И я очень рад этому.

Дорогие друзья! Желаете всегда быть в курсе последних событий во Вселенной? Подпишитесь на рассылку оповещений о новых статьях, нажав на кнопку с колокольчиком в правом нижнем углу экрана ➤ ➤ ➤

Источник

2+

One Comment

  1. Замечательное интервью!!! Особенно вот это место… Ведь проект по созданию одноразовой ракеты сегодня можно сравнить с разработкой хорошего аналогового телефона…

Добавить комментарий