Пора дать отпор теории заговора климатологов

9:28 16/02/2020
Комментарии 1 👁 442

Политическая полемика вокруг изменений климата — это результат одной из самых крупных и опасных в своей успешности атак на науку в мировом масштабе за последние десятилетия. Каким-то образом мы допустили, что в дискуссии о градусах потепления выводы ученых-климатологов котируются менее чем наравне с мнением американского президента или шведской девушки.

Эта атака даже серьезнее антипрививочного движения, которое затрагивает в основном маргинальные слои населения, а ученых и общественных институтов почти не касается. Климатический дениализм глубоко проник в том числе и в научную среду (далекую от собственно климатологии). Суть его — глубокое недоверие к современной климатологии, объявление ее выводов фейками и обвинение в продажности сразу всех климатологов. Поздравляю: нам продали, а мы купили сомнение. Усилиями политиков мы перестали доверять науке.

Всё это стало результатом продолжительной и хорошо профинансированной пропагандистской кампании, которая велась топливной индустрией с первой половины 1990-х годов. Были раскручены десятки публичных спикеров, изображавших из себя экспертов-климатологов, несогласных с выводами об антропогенном глобальном потеплении. У них не было научных публикаций по теме, а иногда они вовсе не были учеными, но подавались в прессе как профессионалы. Многие их них годами ведут блоги с единственной темой — агрессивной критикой любых аргументов в пользу антропогенного потепления. Такая систематическая деятельность всегда имеет под собой целевое финансирование.

Это не голая конспирология. Есть опубликованные исследования этой пропагандистской кампании. Известны конкретные цифры по некоторым каналам финансирования. Например, в 2013 году анализ публичных отчетов ExxonMobil показал, что корпорация много лет жертвовала деньги десяткам некоммерческих организаций, продвигавшим дениалистскую повестку, а сами эти НКО преподносились в прессе как инициативные группы обеспокоенных граждан.

В 2009 году была проведена спецоперация («Климатгейт») со взломом почты британских климатологов. Были использованы квалифицированные хакеры и, по-видимому, спецслужбы какой-то страны. Сложность использованных при взломе методов оказалась такой, что британская полиция была вынуждена отказаться от расследования. В гигабайтах переписки были заранее подобраны цитаты, якобы говорящие о подтасовке данных. Например, педалировался вопрос о том, что один из шагов в обработке данных был назван «trick». И неважно, что в обиходе ученые называют «трюком» любой неожиданный прием решения сложной задачи — вроде нетривиальной подстановки для взятия интеграла1. Ведь у слова «trick» есть и другие значения — уловка, подвох, обман. Ага!

Эта и другие цитаты были широко распиарены во многих СМИ в считанные часы после обнародования данных хакерами. Значит, подготовка скандала велась заблаговременно, авторы текстов были ознакомлены с материалами до начала скандала. Сам же скандал был запущен за месяц до климатического саммита в Копенгагене, который в результате был фактически сорван. Надеюсь, все понимают, что такие акции сто́ят дорого и организуются целенаправленно.

После «Климатгейта» около десятка комиссий — университетских, правительственных, международных — независимо подтвердили, что никаких подтасовок не было, и полностью реабилитировали климатологов. Краткие выводы и ссылки на отчеты этих комиссий есть в англоязычной «Википедии». Однако дениалистские пиар-каналы — те самые десятки псевдоэкспертов и пошедшие за ними конспирологи — годами продолжали (и продолжают) рассказывать о разоблачениях «Климатгейта». И в обществе закрепилось мнение, будто там что-то было нечисто.

Результатом стала крупнейшая в новейшей истории публичная дискредитация целой научной отрасли. И, что самое тревожное, многие ученые не понимают, какой опасности они подвергают всю науку, не помогая в этой ситуации коллегам-климатологам, которых бросили в одиночку сражаться с хорошо финансируемой и политически поддержанной Denial Machine. Более того, некоторые ученые с азартом присоединились к травле климатологов, а другие просто не вмешиваются, предпочитая видеть тут чисто научную дискуссию. Ну, типа спор хозяйствующих субъектов. Как у эволюционистов с креационистами.

Безусловно, климатология — сложная область науки, и там еще могут быть неожиданности (хотя за последние три десятка лет их вроде не было). Но у нас нет другой науки. Когда климатологию и климатологов атакуют люди, не имеющие никакого отношения к климатологии, а то и к науке вообще, мы не должны молчать. Нельзя в такой ситуации говорить: «Да, в этой климатологии еще много не­определенности. Может, дилетанты лучше профессионалов знают, что и как».

Это только кажется, будто спор идет о том, какая из моделей климата точнее. На самом деле это сейчас главная мировая битва вокруг вопроса, заслуживает ли наука доверия общества. И инициатива пока на стороне антинаучных сил, а научные не вмешиваются, поскольку не «на все сто» уверены в выводах климатологов. Но если не помочь им — придут и за другими. А еще отсутствие ответа на такие вызовы провоцирует партизанские методы защиты науки, как в случае с Гретой Тунберг, что только укрепляет сомневающихся в их недоверии.

Вместо внутринаучного диалога или хотя бы полемики с лженаукой мы получаем столкновение распропагандированных толп в Интернете, в прессе и даже на улицах. И тут уже одним потеплением не ограничится. Лозунг «Ученые врут!», отработанный на климатологии, будет соединяться с аналогичными настроениями из антипрививочного движения, гомеопатии, экстрасенсорики, «новой хронологии», поисков вечного двигателя и прочей плоскоземельщины. Так постепенно формируется антинаучная установка в целом: мол, вся наука — это просто яйцеголовый способ пилить бабло.

Я считаю, что как явление современный климатический дениализм можно сравнить по значимости с антиэволюционным движением середины XX века. Вот что их объединяет:

направлены против признания выводов ученых-специалистов;
продвигаются в основном неспециалистами;
используют аргументацию от лакун («недостающее звено», «недостаточность данных» и т. п.) в качестве универсального аргумента против любых научных выводов;
имеют институциональную финансово-политическую поддержку (религиозные организации в случае антиэволюционизма, нефтяное лобби в дениализме);
имеют религиозно-политическую ассоциированность (а во многих случаях и мотивированность), как правило, ультраконсервативную;
порождают конспирологические теории с обвинением ученых целой отрасли в неблаговидных мотивах;
избегают участия в научной дискуссии с профессиональными оппонентами;
ищут одобрения у политиков и широкой общественности.

Наше (Комиссии по борьбе с лженаукой) молчание по этому вопросу уже довело ситуацию до критического состояния. Ничего не понимающая в теме Латынина объявляет фейком целое научное направление. И если комиссия молчит, значит, не возражает. Тем более, один из членов комиссии (на данный момент бывший) много лет публикует на своем сайте ровно такие же домыслы, сопровождая их взятыми без разрешения цитатами из закрытой переписки членов комиссии.

Что тут еще добавить?

Если мы немного понимаем, в какой неприглядной ситуации уже оказались, то пора запускать большой и серьезный проект, последовательно разъясняющий околоклиматические мифы. Не надо прятать под ковер реальные проблемы климатологии — они есть в любой науке. Но это не повод попустительствовать дискредитации науки и оболваниванию публики. Агрессивным политическим нападкам на ученых и дилетантским ужастикам про заговор климатологов пора дать отпор.

Александр Сергеев,
научный журналист, член Комиссии по борьбе с лженаукой

Интересно мнение читателей нашего журнала “Всё о Космосе”

Дорогие друзья! Желаете всегда быть в курсе последних событий во Вселенной? Подпишитесь на рассылку оповещений о новых статьях, нажав на кнопку с колокольчиком в правом нижнем углу экрана ➤ ➤ ➤

Источник

One Comment

  1. Автор возмущается конспирологическими теориями, но сам действует как типичный конспиролог. Прежде всего – шельмование тех, кто не разделяет его мнения, затем – приписывание оппонентам нелепостей. Еще в 19 веке писали, что классический прием реакцонеров – приписать оппонентам глупость, чтобы потом ее с вострогом опровергнуть. Хорошо действует сравнение отрицателей потепления с отрицателями Холокоста. Уже практикуется. В этом очерке подобное – сравнение с отрицателями теории эволюции.
    Против кого воюет уважаемый товарищ Сергеев? Против тех, кто утверждает, что глобальное потепление вызвано сочетанием природнях и антропогенных факторов? Против тех, кто призывает не быть ни климатическими нигилистами, ни климатическими детерменистами? Против иех, кто утвердает, что наши знания недостаточны для того, чтобы делать практические выводы?

    7
    4

Добавить комментарий