Космическая мода: эстетика скафандров

21:18 28/06/2020
Комментарии 2 👁 333

Растущий интерес коммерческих компаний к космосу повлек за собой пересмотр подходов к дизайну космических скафандров. На протяжении ХХ столетия инженеры, занимающиеся разработкой скафандров, больше всего заботились о безопасности и функциональности. На новом, коммерческом этапе освоения космоса, когда решающую роль приобрели мнение общества и его стремление вкладывать деньги в отрасль, конкуренция между дизайнерами и между фирмами-производителями привела к тому, что все больше внимания стали уделять эстетической стороне.

Коммерческие компании, организующие полеты в космос, рассматривают разработку дизайна скафандров и летных комбинезонов как важную часть подготовки к отправке туристов в космос и как возможность продвижения своего бренда на рынке, где конкуренция постоянно растет. Продумывая дизайн костюмов для экипажа и для пассажиров, коммерческие компании, несомненно, стремятся включить фирменный летный костюм в пакет услуг, которые предоставляются каждому, кто приобрел билет на космический рейс, и тот же Илон Маск прекрасно понимает, что клиенты, выбравшие в качестве туроператора SpaceX, отчасти могут руководствоваться желанием выглядеть «стильно» (Cuthbertson 2016).

В эпоху массового космического туризма дизайн одежды в той форме, в какой мы привыкли к нему на Земле, будет, скорее всего, сосуществовать с технологиями, применяемыми при изготовлении скафандров. Инженеры, занимающиеся разработкой дизайна скафандров для коммерческих компаний, уже пробуют себя в роли модельеров — вслед за модными домами они выпускают коллекции готовой одежды и создают на заказ изделия откутюр. Коммерческие космические туроператоры, такие как Virgin Galactic, SpaceX и Spaceport Sweden, предпринимают попытки пригласить модельеров и художников по костюмам, чтобы те разработали дизайн одежды для их будущих пассажиров и экипажа. Инженеры, работающие в частных дизайнерских компаниях, например Final Frontier Design в Бруклине, между тем своевременно предложили свои услуги по изготовлению космической одежды и скафандров на заказ или для продажи, как для конкретных клиентов, так и для покупателей в целом. Перед всеми этими дизайнерами встала непростая задача — совместить практичность и эстетику.

Одежду, которую носят в космосе, можно разделить на две основных категории: скафандры, предназначенные для защиты тела от опасностей открытого космоса, и повседневная одежда, которую носят на борту космического корабля. Требования, которыми руководствуются инженеры, работающие над производством скафандров, в корне отличаются от тех, которые предъявляют к одежде дизайнеры или фирмы, создающие или выбирающие одежду для повседневной жизни на космическом корабле (см. четвертую главу). Инженеры стремятся защитить тело от воздействия радиации, давления, слишком низких или слишком высоких температур, но внутри кабины пассажиры не подвергаются этим опасностям и могут носить обычную, повседневную одежду.

Однако, учитывая, что инженеры, конструирующие скафандры, стали уделять больше внимания эстетической стороне, а модельеры начинают снабжать одежду носимыми устройствами, можно предположить, что интересы этих двух отраслей вскоре совпадут. Коммерческие компании заинтересованы в разработке дизайна костюмов как для пребывания внутри космического корабля, так и для выхода в открытый космос, и инженеры-специалисты совершенствуют технологии, позволяющие защитить тело от космического вакуума, в то время как модельеры, сотрудничающие с такими коммерческими космическими агентствами, как Virgin Galactic, разрабатывают одежду для туристов, которые не будут покидать космический корабль.

Коммерческие космические агентства ставят своей целью прежде всего разработку высотно-компенсирующих костюмов и летных костюмов, которые туристы будут носить на борту космического корабля

Ношение высотно-компенсирующих костюмов, защищающих тело на случай внезапной разгерметизации корабля, — мера предосторожности, которую государственные организации соблюдают при запуске космических кораблей и их возвращении в плотные слои атмосферы. Пока неизвестно, будут ли приняты какие-то законы, в соответствии с которыми коммерческие космические агентства обязаны будут одевать пассажиров в высотно-компенсирующие костюмы (Webber 2017: 144), так что коммерческие компании сами выбирают, на разработке какой одежды им лучше сосредоточиться — высотно-компенсирующих костюмов или летных комбинезонов без противодавления. Чтобы определить, что именно может понадобиться будущим космическим туристам, дизайнерам космической одежды стоит обратить внимание на все виды одежды и снаряжения, которые входят в арсенал астронавтов НАСА: скафандры для выхода в открытый космос, высотно-компенсирующие костюмы, летные комбинезоны и одежда из обычных магазинов для ношения на борту. Сам факт, что НАСА использует готовую одежду, которую можно найти в продаже, например рубашки поло и шорты, указывает на то, что на будущем рынке космической одежды должны быть представлены и повседневные вещи, которые удобно носить в условиях невесомости.

Форма, функция и фантазия

При выборе одежды для полетов в космос принято руководствоваться соображениями практичности. Разработкой скафандров всегда занимались инженеры, а не дизайнеры, и основная функция такого костюма заключается в том, что он помогает космонавту выжить в открытом космосе. Еще одним из ключевых требований к скафандру, помимо того что он сохраняет космонавту жизнь, является его удобство для выполнения всех операций и видов работ, которые космонавтам приходится осуществлять в скафандре. Чтобы космонавт смог выполнить эти операции, скафандры оснащают карманами и различными дополнениями. У скафандра есть и дополнительная функция — он служит поверхностью, на которой можно закрепить все необходимые инструменты так, чтобы их было легко достать. Различные предметы — от камер, установленных в области грудной клетки, до контрольных листов, которые у астронавтов «Аполлона-11» были пришиты к перчаткам на запястье, — цепляют, крепят ремнями и привязывают к поверхности костюма (Hersch 2009a: 14).

Чтобы космонавты могли дотянуться до этих инструментов и выполнить необходимые действия, надо, чтобы у них была возможность сгибать руки и ноги в суставах

Разрабатывая скафандры, инженеры попытались добиться пластичности без ущерба для безопасности, но космонавты при этом все равно испытывают неудобства, им трудно согнуть руку или ногу. Как отмечает Марк Тимминс (Timmins 2010: 198), скафандры — «механизмы, предназначенные не для жизни, а лишь для того, чтобы приспособиться к определенным условиям, и присутствие человека они разве что терпят». Скафандры стесняют движения. У жесткого корпуса скафандра, облекающего верхнюю часть тела, твердая оболочка, но даже мягкий корпус остается мягким только при надевании, а при герметизации затвердевает (Ferl et al. 2006: 1). Мягкие части скафандра, закрывающие руки и ноги, при герметизации теряют гибкость, и, чтобы в них можно было двигаться, требуются гофрированные шарниры и вращающиеся подшипники (Schmitt 2001: 23–24).

Один астронавт сравнил ощущение, возникающее при герметизации костюма, с погружением в цементный раствор, который застывает в процессе герметизации (Gast & Moore 2011: 320). Из-за громоздкости скафандров, обусловленной необходимостью приспособить их к крайне опас- ным условиям, функциональности уделяли больше внимания, чем форме.

В ХХ веке дизайн скафандров строился на модернистских, утилитарных принципах. Как отмечают Адамс и Джонс (Adams & Jones 2014: 72), модернизм и в особенности модульный принцип оказали наибольшее влияние на космическую архитектуру. Когда шла подготовка к созданию Международной космической станции (МКС), «лучшие умы НАСА… пришли к выводу, что ничто не принесет американской космической станции такого успеха, как умелое применение модульного принципа в дизайне и работе станции (Ibid.: 73). Модульное строение позволило в последующие годы достраивать и расширять МКС, присоединяя к ней «неизвестные или неопределенные части», которые еще не были разработаны к моменту запуска МКС. В последние годы у коммерческих космических агентств появились планы, воспользовавшись ее модульным строением, расширить ее в коммерческих целях, в том числе присоединив к ней экспериментальный развертываемый жилой модуль Bigelow Aerospace, BA330, задуманный как «космический отель» (Doule 2014b: 69). На модульном принципе основан и дизайн скафандров, которые обычно собираются из множества взаимосвязанных элементов. Скафандры с жесткими поясами, такие как Shuttle EMU (скафандр для выхода в открытый космос), состоят из двух частей, верхней и нижней, которые соединяются на поясе с помощью специального герметичного устройства (Body Seal Closure).❓

Из-за модульной структуры скафандры для внекорабельной деятельности (EMU) обладают некоторыми преимуществами перед цельными скафандрами. Во-первых, они дают больше свободы в использовании: отдельные части можно заменить в соответствии с параметрами нового владельца или поставленной задачей. Во-вторых, их можно надевать и снимать в невесомости, что при другой конструкции сделать намного труднее.

Способ соединения отдельных элементов определяет форму и степень жесткости этих элементов и одновременно зависит от них. Форма и жесткость, в свою очередь, обусловлены способом надевания скафандра. В зависимости от типа конструкции скафандры надевают и снимают или с пояса, или со спины, или с помощью застежки-молнии (Ferl et al. 2006: 1). В первом случае две части, верхняя и нижняя, надеваются одна за другой. Для удобства надевания и снимания их делают широкими в талии. Скафандры, надеваемые со спины, такие как российский «Орлан», обычно оснащены сзади дверцей на шарнирах и ранцем. У таких скафандров больше нагрузка на спину и плечи: через отверстие в спине должно пройти все тело космонавта.

«Возможность быстро и безопасно надеть скафандр играет важнейшую роль в обеспечении максимально продуктивной внекорабельной деятельности», но, поскольку легкость надевания при этом зависит от величины отверстия, приходится делать скафандр еще более громоздким и неповоротливым, чтобы его легче было надеть и снять (Graziosi, Ferl & Splawn 2005: 1–5).

Ил. 3.1. Российский инструктор (слева) помогает Чарльзу Симони, бывшему разработчику программного обеспечения Microsoft и космическому туристу, надеть скафандр во время параболического полета в условиях невесомости перед полетом Симони на МКС в апреле 2007 года. На фотографии видно, как трудно одеваться, когда ни на тело, ни на одежду не действует сила тяжести. Проблему одевания и раздевания в невесомости еще больше усугубляет громоздкая и жесткая форма скафандра, который трудно надеть даже в условиях земной гравитации © MAXIM MARMUR/AFP/ Getty Images

Процесс надевания скафандра имеет мало общего с повседневным одеванием, к которому мы привыкли на Земле, и, как и многие другие действия в условиях микрогравитации, требует тренировки, которая определяется типом скафандра (см. ил. 3.1). На Земле, надевая или снимая с себя одежду, человек совершает движения в вертикальной плоскости, потому что ему приходится противостоять силе тяжести, натягивая одежду на себя, а ткань под действием силы тяжести, наоборот, прилегает к телу или падает на пол. У одежды, которую носят на Земле, отверстия обычно расположены сверху и снизу (сверху — ворот, снизу — края, в промежутке между которыми вертикально располагается тело), а когда человек совершает движения, необходимые, чтобы надеть или снять одежду, у него, как правило, есть точка опоры — он стоит или сидит. Скафандры с отверстием на спине устроены так, что надеть их можно, не упираясь в пол одной или обеими ногами, в том числе и в условиях невесомости. Скафандры с отверстием на спине — чтобы их надеть, космонавтам приходится сгруппироваться так, что сначала в отверстие пролезают голова и ноги, а в последнюю очередь ягодицы, — решают проблему громоздких жестких поясов, которыми соединяются части скафандра с отверстиями в области талии. Астронавт Крис Хэдфилд (Savage 2015) характеризует неприглядный процесс снимания скафандра с отверстием на спине, в ходе которого человек вынужден «пятиться задом», как «не самое приятное зрелище». Дизайнеры космической одежды в будущем могут с учетом разных способов надевания и снимания скафандра поместить нужные для этого отверстия в другие места, но при этом необязательно так, чтобы потребовалось расширять или делать эластичными ворот, отверстия для рук и ног или края скафандра у пояса.

Как и на Земле, процесс одевания и раздевания можно упростить за счет модульного принципа, отдельно присоединяя перчатки и ботинки

Однако, хотя в некоторых отношениях модульная конструкция может сделать процесс одевания более простым, есть риск, что он при этом усложнится из-за невозможности контролировать разрозненные элементы. Хэдфилд вспоминает, что «труднее всего в невесомости надевать ботинки», потому что они «летают по всей кабине» (Ibid.).

Ил. 3.2. Три варианта дизайна скафандра Z-2, предложенные НАСА для публичного голосования. Дизайн, набравший больше всего голосов (слева), «отдает должное прошлым достижениям в разработке скафандров, включая в себя и едва уловимые отсылки к будущему» (NASA 2014d) © NASA

Хотя важно, чтобы будущая космическая одежда отвечала всем требованиям безопасности, есть основания предполагать, что эстетические соображения выходят на первый план. По мере того как широкая публика получает все больше информации о дизайне скафандров и проявляет к этому растущий интерес, акцент смещается с функции на форму.

В 2014 году НАСА, стремясь привлечь население к работе над дизайном скафандра нового поколения, Z-2, устроило опрос. На своем сайте НАСА разместило предложенные варианты дизайна и пригласило интернет-пользователей принять участие в голосовании, чтобы по его итогам выбрать скафандр, в котором астронавты НАСА затем отправятся на Марс, чтобы, выйдя в открытый космос, исследовать поверхность планеты (см. ил. 3.2). Функциональные аспекты скафандра Z-2 были проработаны еще в процессе создания предшествовавшей ему модели скафандра, Z-1, которую журнал Time назвал одним из лучших изобретений 2012 года, поскольку в процессе изготовления противоударных частей использовалась инновационная технология 3D-печати (NASA 2014b). Этот дизайн получил высокую оценку в первую очередь из-за своей функциональности. В дизайне нового скафандра, Z-2, присутствуют все эти технологии, и, что было важно для участников голо- сования, он еще и стильно выглядит.

Решение устроить публичный опрос побудило НАСА тщательнее продумать дизайн с учетом современных модных тенденций, в частности моды на яркие цвета и спортивный стиль, сочетая их с представлениями об одежде будущего, позаимствованными из научно-фантастических фильмов. На сайте можно было выбрать из трех костюмов, дизайн которых строился на принципах биомимикрии и тенденциях в области носимых устройств (Holpuch 2014). Один из скафандров, который носит название «Биомимикрия», оснащен электролюминесцентным проводом — техническое и дизайнерское решение, навеянное глубоководными формами жизни, — который расцвечивает костюм в условиях слабой освещенности.

Скафандр «Тенденции в обществе», прошитый нитями контрастного цвета и за счет этого наиболее эстетически эффектный из представленных вариантов дизайна, показывает, как может выглядеть повседневная одежда в не таком уж далеком будущем, и включает в себя элементы спортивного стиля. Скафандр «Технологии», набравший по результатам опроса наибольшее число голосов, украшен подсвечивающейся эмблемой на груди.

Рядовые граждане выбирали дизайн Z-2 для астронавтов, а не для себя. Поэтому их внимание неизбежно было сосредоточено на внешнем виде скафандра, а не на его подвижности, удобстве или практичности в целом. В том, что касается общей конструкции и функциональности, три представленных на сайте варианта дизайна были тождественны — все различия между ними сводились к поверхностным наружным особенностям. Поэтому публике предоставляли решить вопрос не о конструкции скафандра, а о его эстетической привлекательности. Незначительность этого решения свидетельствует и о некомпетентности широкой публики (в отличие от инженера — специалиста по производству скафандров), и о важной роли, какую эстетический аспект играет в этой отрасли, все больше сближающейся с коммерческой сферой. Логично предположить, что большинство участников голосования никогда не летали на космическом корабле и не обладают такими знаниями, как у экспертов НАСА, чтобы вынести квалифицированное суждение о функциональности того или иного скафандра. Вот почему, чтобы доверить голосующим словно бы важное решение, их участие следует ограничить поверхностными вопросами стиля. Исторически сложившиеся представления о благородстве зрения привели к тому, что внешним особенностям костюма привыкли придавать чрезмерное значение, поэтому, преувеличивая роль дизайнерских элементов, участники голосования могут полагать, что вносят существенный вклад в будущее освоение космоса. Устроенное НАСА голосование мало что значит для астронавтов, которым предстоит носить эти скафандры, но важно, чтобы аудитория почувствовала, что к ней обращаются. В условиях все более явного проникновения в отрасль коммерческих отношений НАСА должно лидировать с точки зрения не только новейших технологий, но и публичного имиджа.

На этом примере видно, как велика разница между косвенным участием общества в будущем освоении космоса и непосредственной вовлеченностью публики в будущий космический туризм. Дизайнеры скафандров и космической одежды в коммерческих компаниях понимают, как заманчиво быть похожим на космонавта, даже если опыт космического путешествия этим и ограничится. Формируется новая индустрия, рассчитанная на клиентов, которые хотят прикоснуться к культуре космических полетов, переодевшись космонавтами, но не отправляясь при этом в космос.

Сознавая, как публике интересны даже действия, служащие лишь преддверием космического полета, независимая дизайнерская компания Final Frontier Design (FFD), занимающаяся производством скафандров, предлагает частным клиентам «опыт пребывания в скафандре» (Space Suit Experience). Во время этого двухчасового сеанса человек надевает скафандр, а затем участвует в испытаниях, проверяющих степень свободы и амплитуду движений, чтобы «почувствовать, что значит находиться внутри загерметизированного скафандра». Благодаря такому сеансу желающие могут приобщиться к космическим полетам в более продвинутой и уникальной форме, чем это позволяют сделать большинство общедоступных музеев и космических центров.

Поддержка, которую продукции и деятельности FFD оказывает общество, свидетельствует об интересе к космическим полетам рядовых граждан, которые, не имея пока возможности полететь в космос, стремятся косвенным образом поучаствовать в частном космическом путешествии. Своей целевой аудиторией FFD (FFD 2017) называет «любителей космоса», которые не могут себе позволить (или не хотят ждать, пока представится возможность) покупку билета на космический корабль (Kramer 2014a).

Переодевание в скафандр можно сравнить с косплеем, «ритуалом идентификации», в ходе которого участники на протяжении некоторого времени вживаются в роль своего героя (или героини)—космонавта (Norris & Bainbridge 2009). Заказчики FFD могли переживать опыт космических приключений в своем воображении, например в детстве, играя в лунную миссию, но, в отличие от детской игры, предлагаемый FFD «опыт пребывания в скафандре» подчеркнуто реалистичен. Клиенты надевают полностью рабочий, сертифицированный НАСА герметичный скафандр, дизайн которого разработан FFD.

Реалистичен не только сам скафандр, но и все испытываемые участником ощущения

Заказчики переживают «погружение» в действие, позволяющее им почувствовать себя космонавтами (Messier 2014). После того как с них снимут мерку, как ее снимают и с настоящих космонавтов, участники ждут, пока подгонят их скафандры. Затем они проходят через опыт пребывания в тесном скафандре в процессе его герметизации, сначала стоя, а потом в модели запускаемой ракеты.

Компания завоевала себе репутацию, будучи поставщиком перчаток для НАСА, а также успешно производя полноценные летные костюмы для будущих космических туристов. В рамках этих направлений своей деятельности она также смогла воспользоваться стремлением публики косвенно приобщиться к космическому туризму. Фирма выпустила небольшую коллекцию «одежды для будущих космических полетов», в том числе костюмы для пребывания на космическом корабле, рассчитанные на коммерческий рынок, и является одним из немногочисленных производителей, которые «позволяют рядовым гражданам прикоснуться к космосу»; компания существует частично за счет пожертвований (FFD 2017). FFD (FFD 2012) удалось организовать успешный сбор средств на выпуск скафандра третьего поколения—проект поддержали 386 человек, а размер одного пожертвования колебался в диапазоне от трех до десяти тысяч долларов.❓

Любого из этих пожертвований в отдельности было бы недостаточно, чтобы участвовать в космическом полете, но вместе они составляют солидную сумму, которую можно назвать существенным вкладом в развитие будущего космического туризма. Внеся незначительные средства, жертвователи могут считать себя частью космического сообщества, которое способствует становлению коммерческой космической отрасли. Успех этой кампании свидетельствует о том, что люди стремятся внести свой вклад в освоение космоса скорее ради общего блага, чем только для того, чтобы принимать непосредственное участие в полетах. Как и в первую космическую эру, когда, выступая в поддержку исследований космоса, люди чувствовали, что не просто НАСА, а все человечество совершило гигантский прыжок в будущее, рядовые граждане могут сейчас и финансово, и морально поддержать коммерческое освоение космоса, участвуя в «общественных» инициативах, таких как кампания FFD (Kaminski 2016: 222).

Скафандры FFD считаются «последним словом высокой моды по индивидуальному заказу» (Fernholz 2015)

Это уже не просто форма одежды астронавтов, а обязательный элемент гардероба для потребителей, которые хотят оставаться в авангарде моды. FFD стремится в первую очередь предвосхитить потребности будущих космических туристов (Gittleson 2013) и обозначило для себя сегмент аудитории, запросы которого другие производители одежды на сегодняшний день не удовлетворяют. Фернхольц (Fernholz 2015) неслучайно сравнивает скафандры FFD с высокой модой: деятельность молодых компаний, специализирующихся на производстве скафандров, схожа с работой элитных модных брендов, которые тоже обслуживают нишевую аудиторию, предлагая ей прогрессивные дизайнерские решения. Из-за огромных затрат на производство скафандров цены на них получаются заоблачными, отчасти и потому, что требуется подгонять их по фигуре каждого из немногочисленных, но обладающих особыми привилегиями заказчиков. Чтобы финансировать производство, FFD выпускает более бюджетные копии, которые выставляют в музеях или приобретают для частных коллекций. В этом отношении бизнес-модель компании сопоставима с моделью модных брендов, выпускающих коллекции от-кутюр, которые являются «символическим капиталом» и для создания которых нужен «экономический капитал» — коллекции готовой одежды (Moeran 2004: 275).

Ил. 3.3. Астронавт НАСА Эрик Бо в скафандре «синий Boeing», предназначенном для экипажа корабля CST-100 Starliner, который осуществляет полеты в рамках коммерческой программы НАСА. Этот скафандр легче и эластичнее своих предшественников, но тоже предусматривает герметизацию в случае опасности. Ботинки, разработанные Reebok, придают скафандру спортивный вид. Этот скафандр астронавты наденут во время запуска и полета на орбиту, а затем и по пути обратно на Землю © Boeing/NASA

FFD и ее конкуренты, в частности компания Orbital Outfitters, выпустившая костюм для «космических погружений», который одновременно предназначен для парашютистов, прыгающих с больших высот, и для космических туристов как «страховочный костюм на случай чрезвычайных происшествий» (Weed 2007: 55), составляют лишь малую часть рынка коммерческих производителей скафандров, где преобладают более известные компании, такие как ILC Dover, David Clark и Boeing. Государственные организации обычно сотрудничают именно с этими компаниями, поэтому требования к скафандрам в них определяет НАСА. Сейчас государственные организации в сфере космической промышленности по-прежнему контролируют все космические полеты с участием людей, и без поддержки и разрешения правительственных организаций возможности независимых предприятий ограничены. Поэтому в интересах этих организаций наладить контакты с НАСА или другими государственными учреждениями. Конечно, эти контакты выгодны и НАСА, потому что оно может воспользоваться разработками частных компаний. Благодаря сотрудничеству с частными компаниями присутствие модных тенденций в дизайне скафандров стало заметнее (Siceloff 2017a).

Например, когда компания Boeing заключила с НАСА договор о перевозке экипажа НАСА на МКС, она создала для членов экипажа скафандр «синий Boeing» (см. ил. 3.3). Скафандры Boeing «легче и лучше сидят на фигуре», чем те, которые обычно предоставляет астронавтам НАСА (Эрик Бо, цит. по: Wall 2017). Налицо сходство со спортивной одеждой: дизайн похожих на кеды ботинок, которые в самой компании Boeing сравнивают с кроссовками, разработан Reebok. Boeing позиционирует дизайн этого скафандра как специально созданный для корабля Starliner, говоря именно о дизайне, а не об инженерной конструкции и за счет этого подчеркивая эстетическое своеобразие скафандра (Siceloff 2017b). Дизайн такого типа — предвестник скафандров, которые в будущем, возможно, будут надевать космические туристы, отправляясь в непродолжительные космические полеты, организованные Boeing или другими подобными компаниями.

Дорогие друзья! Желаете всегда быть в курсе последних событий во Вселенной? Подпишитесь на рассылку оповещений о новых статьях, нажав на кнопку с колокольчиком в правом нижнем углу экрана ➤ ➤ ➤

Источник

2 Comments

  1. Владимир Орис:

    Думаю намного легче было бы влезть в скафандр в невесомости, если зафиксировать на стене ботинки и перчатки. Влазить спиной в штаны, потом снять фиксацию ботинок , перевернуться, влезть в куртку, после чего снять фиксацию перчаток и далее заняться герметизацией скафандра. Что касается скафандра для выхода в открытый космос, то это думаю можно делать и в обычном скафандре, только одеть поверх него экзоскелет с системами жизнеобеспечения и шарнирами на суставах. Экзоскелет конечно делать по антропометрическим характеристикам каждого космонавта, или экипаж подбирать с одинаковыми антропометрическими характеристиками.

    1. Владимир Орис:

      Хотя, в принципе, экзоскелет можно было бы и регулировать по антропометрическим характеристикам каждого космонавта. Технически это несложно.

Добавить комментарий