“Соглашения Артемиды”: Как США формируют новый космический альянс

18:30 19/01/2021
Комментарии 0 👁 387

В октябре 2020 г. директор NASA  Джим Брайденстайн подписал так называемые «Соглашения Артемиды», предусматривающие установление двусторонних США отношений со странами-партнерами в освоении космоса. К соглашениям присоединились космические агентства Австралии, Великобритании, Италии, Канады, Люксембурга, ОАЭ и Японии. Сама церемония в соответствии с требованиями времени прошла в виртуальном формате. Согласно планам NASA, к 2024 г. планируется организация пилотируемой миссии на Луну, причем официальная формулировка Агентства звучит как «высадить первую женщину и следующего мужчину на Луне».

До 2024 г. планируется три миссии. В 2021 г. ожидается, что космический корабль «Орион» полетит к Луне и пробудет на ее орбите в течение 25 дней, но пока без людей: это будет тестовый запуск. Если тестовые испытания пройдут успешно, то примерно в 2022–2023 гг. к Луне полетит экипаж из четырех человек, чтобы сделать оборот вокруг нее и вернуться назад. Это, конечно, не темпы 60-х годов прошлого века, но пока не началась очередная космическая гонка, Агентство может себе позволить некоторую осторожность.

Наконец, закончив предварительные исследования, NASA перейдет к активным действиям. О лунных базах речь пока не идет, однако идея американцев не менее амбициозна: планируется создание лунной орбитальной станции (Lunar Orbital Platform-Gateway), проект которой был впервые представлен в 2019 г. По замыслу Агентства, платформа-шлюз станет первым форпостом, который позволит проводить исследования на орбите Луны, а также послужит дозаправочной станцией для космических кораблей.

Теперь, когда Агентство всерьез задумалось о возвращении на Луну, вопрос о реформе космического права возвращается в международную повестку. И сразу возникает множество неудобных вопросов: как быть с базами, которые там будут размещены? Или с ресурсами? Будет ли их добыча нарушать космическое право (Луна ведь никому не принадлежит)? Именно с целью хоть как-то разрешить эти противоречия NASA еще в мае 2020 г. объявило о разработке нового свода правовых норм относительно Луны.

США пытаются создать конкретный прецедент. Нарушение Договора о космосе, подписанного в 1967 г., технически не несет за собой никаких санкций. NASA четко дало понять, что свои «Соглашения», открывающие двери к лунному сотрудничеству, дадут подписать только тем странам, которые придерживаются норм космического права. Все это в будущем может подразумевать и применение санкций к тем странам, которые, с точки зрения США, могут стать нарушителями тех правил игры в космосе, которые сегодня диктует Вашингтон. Однако такой подход нравится далеко не всем.

В октябре 2020 г. директор NASA Джим Брайденстайн подписал так называемые «Соглашения Артемиды», предусматривающие установление двусторонних США отношений со странами-партнерами в освоении космоса. К соглашениям присоединились космические агентства Австралии, Великобритании, Италии, Канады, Люксембурга, ОАЭ и Японии. Сама церемония в соответствии с требованиями времени прошла в виртуальном формате.

«Соглашения Артемиды» напрямую связаны с американской лунной программой «Артемида», объявленной NASA еще в 2012 г., хотя общественное внимание программа привлекла около года назад. Агентство и в этом случае обратилось к старой привычке давать своим проектам названия, связанные с древнегреческой мифологией («Атлас», «Вулкан», «Аполлон»). Артемида — богиня Луны у древних греков. Согласно планам NASA, к 2024 г. планируется организация пилотируемой миссии на Луну, причем официальная формулировка Агентства звучит как «высадить первую женщину и следующего мужчину на Луне».

Подобное акцентирование — нечто большее, чем просто дань современным тенденциям, как может показаться на первый взгляд. На самом деле, социальные вопросы были неотъемлемой частью космического прогресса с самого его начала. СССР, например, использовал полет Валентины Терешковой, чтобы показать преимущество социалистического строя. NASA отличилось программой Space Shuttle — в которой приняли участи и первый афроамериканец, и первая женщина из Америки. Современная повестка скорее догоняет аэрокосмическую индустрию, нежели диктует ей тенденции.

До 2024 г. планируется три миссии. В 2021 г. ожидается, что космический корабль «Орион» полетит к Луне и пробудет на ее орбите в течение 25 дней, но пока без людей: это будет тестовый запуск. Если тестовые испытания пройдут успешно, то примерно в 2022–2023 гг. к Луне полетит экипаж из четырех человек, чтобы сделать оборот вокруг нее и вернуться назад. Это, конечно, не темпы 60-х годов прошлого века, но пока не началась очередная космическая гонка, Агентство может себе позволить некоторую осторожность.

Наконец, закончив предварительные исследования, NASA перейдет к активным действиям. О лунных базах речь пока не идет, однако идея американцев не менее амбициозна: планируется создание лунной орбитальной станции (Lunar Orbital Platform-Gateway), проект которой был впервые представлен в 2019 г. По замыслу Агентства, платформа-шлюз станет первым форпостом, который позволит проводить исследования на орбите Луны, а также послужит дозаправочной станцией для космических кораблей.

Частный бизнес

Далее в игру вступают и частные компании, причем NASA удалось заманить чуть ли не всех крупных игроков — от SpaceX до Dynetics, умело распределив между ними большую часть обязанностей. Коммерческие партнеры начнут с доставки блоков Лунной орбитальной станции, а дальше все зависит уже от того, что они смогут по факту предложить NASA. Так, SpaceX разрабатывает тяжелую ракету Starship, Blue Origin работает над Интегрированным спускаемым аппаратом (ILV), а Dynetics — над Автономной логистической платформой (HLS). За этими названиями — три совершенно разных подхода к вопросу доставки и возвращения кораблей на лунную поверхность. Причем, если SpaceX просто собираются адаптировать свою «марсианскую» ракету, то две другие компании разрабатывают новые технологии специально для программы «Артемида».

У всех трех участников есть возможность заработать большие деньги, особенно в том случае, если они успеют завершить разработку раньше своих конкурентов из России и Китая. Монополия в космосе — пусть даже и временная — является очень выгодной. «Роскосмос» девять лет пользовался отсутствием конкуренции; в той же ситуации может оказаться и SpaceX с ее космическим кораблем Crew Dragon, который в мае 2020 года доставил американских астронавтов на МКС (до этого они отправлялись туда на российских «Союзах»).

С доставкой людей на МКС Маску повезло — соперники буквально в последний момент были вынуждены снизить темп. Однако во второй раз на везение рассчитывать не приходится: Blue Origin заключил контракты с американскими военными подрядчикам Northrop Grumman и Lockheed Martin, в то время как Dynetics пользуется ракетой компании ULA — совместного предприятия Boeing и Lockheed Martin. SpaceX придется приложить немало усилий, чтобы обойти эти мощные альянсы.

Наконец, когда все эти вопросы будут решены, Агентство отправит пилотируемую миссию на поверхность Луны. Произойдет это не ранее 2024 г., а скорее всего, и позже. С этого момента и до 2028 г. будет произведено еще как минимум четыре полета. А вот уже в следующем десятилетии планируется начать строительство полноценной базы на самой Луне.

Реформируя космическое право

NASA волнует не только технический аспект полетов, но и правовой. Дело в том, что космическое право — довольно неразработанная сфера права в силу специфики тех вопросов, которые оно затрагивает. Основополагающим документом является так называемый «Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела», или просто «Договор о космосе». Договор был подписан в 1967 г., хотя разговоры о необходимости регулирования действий в космосе велись еще с 1957 г., когда СССР запустил Спутник-1, тем самым создав прецедент непосредственного взаимодействия государства с космическим пространством.

Договор этот лишь в самых общих чертах обозначил свою сферу: космос и все, что в нем (например, Луна), никому не принадлежат, все страны имеют право на научную деятельность, все должны сотрудничать со всеми и уведомлять о своем прогрессе. Однако в нем даже не устанавливается точное определение космического пространства — вследствие чего каждая страна интерпретирует его по-разному, исходя из своих интересов.

Так, Международная авиационная федерация установила границу космического пространства в 100 км над уровнем моря (этой оценки придерживаются и «Роскосмос», и NASA), однако ВВС США, например, считают, что космос начинается на высоте в 80,45 км. Это важно понимать, так как космическое пространство — территория, теоретически свободная от ядерного оружия и оружия массового уничтожения. Своевольная трактовка границ позволяет выводить в космос оружие, тем самым нарушая нормы космического права. Впрочем, даже открытое нарушение не повлечет за собой никаких санкций — участие в договоре добровольное, а все постановления носят чисто рекомендательный характер.

Попытки расширить и углубить космическое право, разумеется, были. За последующие несколько лет документ дополнился различными резолюциями ООН. Так, устанавливались нормы по запуску и регистрации спутников, демилитаризации космоса, спасению космонавтов. Из недавних инициатив можно выделить борьбу с космическим мусором и использование мирного атома на орбите. Россия и Китай с 2008 г. безуспешно пытаются добиться запрета любого оружия в космосе, а не только ядерного оружия и оружия массового уничтожения.

И вот теперь, когда Агентство всерьез задумалось о возвращении на Луну, вопрос о реформе космического права возвращается в международную повестку. И сразу возникает множество неудобных вопросов: как быть с базами, которые там будут размещены? Или с ресурсами? Будет ли их добыча нарушать космическое право (Луна ведь никому не принадлежит)? Именно с целью хоть как-то разрешить эти противоречия NASA еще в мае 2020 г. объявило о разработке нового свода правовых норм относительно Луны.

В Агентстве особенно выделяют тот факт, что так называемые «Соглашения» не перечеркивают существующий Договор о космосе, а лишь расширяют его. Например, NASA предлагает создание «безопасных зон» вокруг лунных баз, которые бы в теории предотвращали развитие конфликтов. Поэтому к данному проекту привлекают и другие страны: ведь если основные космические игроки подпишут договор, то новые правила, по сути, вступят в силу.

Впрочем, это далеко не единственная функция нового договора. Во-первых, его юрисдикция распространяется не только на Луну, но и на Марс. Марсианская миссия является второй по значимости для Агентства. Во-вторых, «Соглашения» подразумевают создание международных правовых оснований для космической торговли. Государства получают возможность добывать ресурсы на других планетах (а благодаря ремаркам Японии, также и на астероидах), но этим все также не ограничивается.

В США еще в 2015 г. был принят закон, позволяющий частным компаниям заниматься добычей и продажей неземных ресурсов (Commercial Space Launch Competitiveness Act), теперь настало время сделать космический капитализм международной нормой. С этой же целью, например, NASA анонсировало в сентябре 2020 г., что готово покупать лунный грунт (реголит) у частных компаний, при условии, что те смогут самостоятельно его доставить на Землю. Сам по себе лунный грунт ученым NASA не то что был сильно нужен (его в 70-х «Аполлоны» привезли более чем достаточно — 382 кг), поэтому эту инициативу можно считать символической попыткой коммерциализировать космос.

Наконец, в-третьих, США пытаются создать конкретный прецедент. Как уже было отмечено, нарушение Договора о космосе технически не несет за собой никаких санкций. NASA четко дало понять, что свои «Соглашения», открывающие двери к лунному сотрудничеству, дадут подписать только тем странам, которые придерживаются норм космического права. Все это в будущем может подразумевать и применение санкций к тем странам, которые, с точки зрения США, могут стать нарушителями тех правил игры в космосе, которые сегодня диктует Вашингтон. Однако такой подход нравится далеко не всем.

Партнеры

Всего договор с NASA подписали семь стран. Среди них — Австралия, Великобритания, Италия, Канада, Люксембург, ОАЭ и Япония. Все они так или иначе примут участие в программе «Артемида».

В данной ситуации важно понимать, что когда речь заходит о проекте таких масштабов, наряду с научным фактором всегда появляется несколько других. Космос — это не только независимая научная среда, но и один из способов проецировать экономическое и политическое влияние. Несмотря на относительную независимость, которую космические исследования приобрели с концом холодной войны, сегодня им опять приходится следовать за общими тенденциями в мировой политике, такими как противостояние США с Россией и Китаем, а также рост амбиций на геополитическое влияние.

С космическими агентствами Австралии, Великобритании и Канады NASA сотрудничает довольно часто (Канада так и вовсе участвовала в создании МКС). Кроме того, в политическом плане эти страны довольно близки, так что их присоединение к программе кажется логичным. Глава британского космического агентства Грэм Тернок, например, так высказался о договоре: «Подписание соглашения служит сигналом о том, что мы намерены играть лидирующую роль в космическом пространстве. Мы надеемся углубить наши отношения с США в области космоса. Этот волнующий шаг открывает новые возможности для британских компаний и ученых, которые смогут стать частью миссий NASA по полету на Луну и на Марс».

Включение в договор Италии также закономерно — NASA имеет тесные связи с европейским космическим агентством (ЕКА), которое займется постройкой некоторых модулей Лунной орбитальной станции. Италия же является наиболее активным участником ЕКА наряду с Францией. Люксембург в первую очередь руководствуется экономическими факторами, как и Япония (хотя для Токио важны и тесные политические связи с США).

Так, Люксембург первым в Европе озаботился принятием законов, санкционирующих коммерческую добычу ресурсов в космосе. Япония, как уже было отмечено, инициировала распространение положений «Соглашений» в том числе и на астероиды, которые богаты самыми разными ресурсами (например, редкоземельными металлами). Японское агентство (JAXA) концентрирует свои силы на изучении астероидов, через пару месяцев зонд «Хаябуса-2» передаст пробы грунта с астероида Рюгу. Пока это научная работа, однако экономический потенциал отрицать нельзя.

На общем фоне интересно выглядит вступление в импровизированный альянс ОАЭ. Изначально космический центр Мухаммада бин Рашида сотрудничал с «Роскосмосом» в вопросах доставки арабских космонавтов на МКС. Однако эксклюзивное сотрудничество продлилось недолго — вскоре центр заявил, что планирует параллельно воспользоваться услугами NASA. В любом случае, в сентябре 2020 г. стало известно, что два арабских космонавта будут тренироваться в космическом центре NASA в Хьюстоне. Подписание «Соглашений» закрепило поворот ОАЭ в сторону США. Здесь уместно вспомнить, что для Штатов Эмираты являются одним из ключевых партнеров на Ближнем Востоке.

Разумеется, далеко не все космические державы подписали договор с NASA. Кто-то, вероятно, сделает это позднее — Агентство уже заявило, что несколько стран планирует присоединиться. Наиболее вероятным кандидатом видится Франция — она единственная во всей Европе обладает возможностью запускать ракеты. Кроме того, в прошлом году советник по национальной безопасности уходящего президента США Дональда Трампа Роберт О’Брайен пригласил к участию Бразилию. В принципе, отношения у США и Бразилии довольно тесные, хотя с уходом Трампа встает вопрос, продолжит ли президент Жаир Болсонару сближение со Соединенными Штатами. Тем более, что на сотрудничество с Бразильским космическим агентством также рассчитывает и конкурент США — Китай. Поэтому пока неясно, чью сторону примет развивающаяся латиноамериканская страна.

Бразилия — не единственная страна, которая не заняла явной позиции по «Соглашениям». Есть еще, например, Индия. Официально космическое агентство Индии пока не делало никаких заявлений касательно договора. Индийский совет по международным делам Gateway House опубликовал статью, в которой призывает агентство подписать «Соглашения», открывающие новые перспективы для стремительно развивающейся Индии. Впрочем, сомнения космического агентства Индии понятны — прямо сейчас его космонавты проходят тренировки в Центре подготовки им. Ю. А. Гагарина. В отличие от ОАЭ, Индию с США не связывают какие-то прочные партнерские отношения, а потому в выборе союзников она пока колеблется. Вполне возможно, что в итоге Индия решит не принимать ничью из сторон.

Оппоненты

Разумеется, у подписания «Соглашений» сразу же выявились свои оппоненты — например, «Роскосмос». Хотя в данной ситуации не все однозначно — NASA не раз заявляло, что приветствует вступление российского агентства в «Соглашения». Договор о космосе оно соблюдает, и его технический потенциал мог бы здорово помочь при строительстве той же Лунной орбитальной станции. Однако «Роскосмос» не спешит предложение принимать. Проект NASA видится российскому агентству слишком «американоцентричным».

«Самое важное, надо было бы прежде всего использовать те наработанные принципы международного сотрудничества, которые имели место при формировании МКС. Поэтому, если бы мы могли вернуться к этим принципам, то мы могли бы вернуться и к рассмотрению самого вопроса участия в этой программе» — так глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин прокомментировал свою позицию.

Таким образом, Россию смущает тот факт, что «Артемида» является американской программой, несмотря на привлечение ряда других государств. Однако выводы относительно российского участия в программе делать рано. Во всяком случае NASA уже ведет переговоры с российским космическим ведомством по адаптации стыковочного механизма Лунной орбитальной станции, чтобы пристыковываться мог не только американский космический корабль «Орион», но и российский «Орёл».

Наконец, есть еще и Китай. Он категорично отказывается «примкнуть» к NASA. Впрочем, Агентство все равно не смогло бы подписать договор с китайскими коллегами (из-за санкций). Китайское национальное космическое управление (CNSA) строит свои собственные планы по созданию «Экономической зоны Земля — Луна» к 2050 году. Разумеется, планы NASA им очень мешают. Китайские СМИ обвинили США в экспроприации Луны, ставя под вопрос легитимность американского договора. Китайский военный и аэрокосмический эксперт Сун Чжунпин в комментарии Global Times сравнил нынешние действия Агентства с так называемыми «огораживаниями» — ликвидацией общинных земель в Англии XVIII века.

В целом, если «Роскосмос», при всей политизации вопроса, поддерживает определенный уровень сотрудничества с NASA, намерения Китая конкурировать с США в космосе серьезны и носят долгосрочный характер: для Пекина это является вопросом национальной безопасности и престижа страны. Поэтому Китай формирует собственную коалицию, преимущественно из развивающихся стран, к которым уже можно отнести Бразилию, Нигерию, и Шри-Ланку. Присоединение к коалиции России может привести к новой космической гонке.

Дорогие друзья! Желаете всегда быть в курсе последних событий во Вселенной? Подпишитесь на рассылку оповещений о новых статьях, нажав на кнопку с колокольчиком в правом нижнем углу экрана ➤ ➤ ➤

Источник

Добавить комментарий