«КосмоКурс» сгорел в плотных слоях правового вакуума

15:19 07/04/2021
Комментарии 2 👁 370

 

Частная российская компания «КосмоКурс», планировавшая возить в околоземный космос туристов, прекращает свое существование, так и не совершив ни одного полета.

«КосмоКурс» намеревался построить стартовую площадку в Нижегородской области и отправлять оттуда в суборбитальные полеты всех желающих, способных заплатить за такую экскурсию 200—250 тысяч долларов и годных по состоянию здоровья.

Проект «не взлетел» несмотря на то, что был одобрен Роскосмосом еще в 2016 году, а годом позже ООО «КосмоКурс» получило лицензию на осуществление такого рода деятельности. Дата первого опытного старта была намечена на 2023 год, а на 2025-й заявлялся первый пилотируемый полет. К 2030 году компания планировала выйти на 115 пусков в год с «пассажиропотоком» в 700 туристов.

Причиной закрытия проекта стала, по заявлению «КосмоКурса», невозможность достичь необходимых договоренностей с государственными органами РФ — от местных властей до Министерства обороны.

Заблудившиеся первопроходцы

Сайт компании уже некоторое время недоступен. Но ее гендиректор Павел Пушкин рассказал «Эксперту» во вторник, что непреодолимые проблемы, похоронившие проект, вызваны не злонамеренными действиями каких-то конкретных чиновников или организаций, а отсутствием в России законодательной базы для частной космической деятельности.

«Нам никто не ставил палки в колеса намеренно. Мы уперлись в то, что не существует административно-правовых регламентов, которые регулировали бы подобную деятельность. А в отсутствие нормативных актов государственные органы не знают, как им действовать. Это огромная неосвоенная территория, где мы оказались первопроходцами», — объяснил Пушкин причины «невыхода на орбиту» своего проекта.

Перед любой организацией, которая намеревается запустить что-либо в космос, будь то спутник или пилотируемый корабль, встает необходимость получить на это ряд разрешений как от национальных, так и международных структур. Это связано с тем, что требуется обеспечивать безопасность наземных объектов, населения и природных ландшафтов, расположенных на территории, над которой проляжет траектория ракеты-носителя до ее выхода на орбиту, и на которую упадет ее первая ступень.

Одно дело — согласовывать разрешения в рамках существующего законодательства, каким бы сложным оно ни было. Для государственных компаний, запускающих на орбиту полезную нагрузку, существует специальный порядок согласования таких запусков. Но задача становится принципиально невыполнимой для «частников», для которых такой порядок не разработан. А не разработан он потому, что в России до сих пор не было подобных прецедентов, и у законодателей не было повода задуматься над этим вопросом.

«Даже в Роскосмосе, куда мы обращались за поддержкой, удивлялись, что не существует нормативных документов, на которые можно было бы опереться, — вспоминает Пушкин. — Образно говоря, нам никто злонамеренно не перегораживал дорогу. Мы обнаружили, что дороги не существует в принципе, а есть правовой вакуум. Мы себе этого и представить не могли, когда запускали проект.»

По его словам, проект финансировался частным лицом, которому теперь придется списать в убыток все инвестиции. Если брать масштабы космической отрасли, затраты не будут выглядеть такими уж огромными, но частному инвестору на седьмом году бега по кругу показалось неразумным и дальше вкладывать деньги в бездонную бочку.

Представить себе, что проект окажется именно такой бочкой, не могли не только в «КосмоКурсе». По словам Пушкина, точно так же заблуждались и в правительстве Нижегородской области, полагая, что вступают в проект, реализуемый под эгидой Роскосмоса. А в Роскосмосе не предвидели, что весь массив российского законодательства не содержит ни строчки, касающейся регулирования частной космической деятельности.

Без маржи нет победы

На первых порах правительство Нижегородской области шло «КосмоКурсу» навстречу: в 2019 году было подписано соглашение о строительстве в регионе частного космодрома и а также кислородно-спиртового завода по производству ракетного топлива. Строить площадку в Нижегородской области компания решила после того, как стало понятно, что воспользоваться услугами существующих военных (Капустин Яр, Плесецк), гражданского (Восточный) космодромов, или принадлежащего российской компании S7 морского Sea Launch не получится, поскольку это добавляло целые пласты новых согласований.

«Согласовать территорию космодрома — это как раз самое простое, — говорит Пушкин. — Это мало отличается от согласования любого участка земли, огороженного колышками. Совсем другое дело — получать разрешения на строительство спецобъектов повышенной опасности, каковыми являются ракетные комплексы. Для частной компании это означает необходимость получить особое разрешение правительства. А такого ресурса у нас нет», — говорит Пушкин.

Наработки коллектива «КосмоКурса» не являются каким-то прожектерством — Роскосмос уже подтвердил готовность оформить команду (около 50 человек) на работу в свои структуры. Однако федеральное агентство согласно сохранить коллектив, но не проект космического туроператора.

«Для Роскосмоса наш проект непрофильный, он им неинтересен. Прибыли — в сравнении с той, которую агентство получает от государства и коммерческих заказчиков, он не принесет, — говорит предприниматель, сам когда-то принимавший участие в проектировании ракеты «Ангара» в Центре им. Хруничева. — Зачем Роскосмосу рисковать с какой-то частной лавочкой, если у него есть портфель заказов с неплохой маржинальностью? Спасибо и на том, что ведомство Дмитрия Рогозина готово использовать наши компетенции для своих проектов в ракетостроении»

«Про вас тут ничего не написано»

То, с чем столкнулся российский предприниматель, для его коллег в США — давно пройденный этап. С правовыми лакунами и запретами столкнулись многие частные компании, пытавшиеся освоить рынок развлекательных космических полетов. В конце концов упорство американских частных ракетостроителей — Илон Маск, например, судился с Пентагоном за снятие административных препон для работы SpaceX — сформировало законодательную базу для таких работ. Но этот процесс занял примерно полтора десятилетия — законодатели не поспевали за темпами технического прогресса.

Коллизия Павла Пушкина — частный случай общего отношения государства к предпринимательству в России, говорит директор Института космической политики (ИКП) Иван Моисеев. Просто в космической отрасли это проявляется особенно ярко из-за того, что пытающиеся работать здесь компании можно пересчитать по пальцам.

«В России всего несколько фирм проявляют активность на этом поле, но это, по большей части, остается на уровне личного хобби их основателей. Ожидать, что группа в пять-шесть энтузиастов создаст какую-то реально работающую космическую технику, не приходится. И это правда, что российское законодательство не приспособлено под предпринимательскую деятельность в космической сфере», — соглашается эксперт.

Принятый в 1993 году закон «О космической деятельности» О космической деятельности – docs.cntd.ru относит к таковой в том числе и пилотируемые космические полеты. Право заниматься такой деятельностью закон дает исключительно уполномоченным органам, каковыми названы госкорпорация «Роскосмос» и федеральный орган исполнительной власти по обороне.

Согласно закону, «уполномоченный орган по космической деятельности и федеральный орган исполнительной власти по обороне информируют о запуске и посадке космических объектов Российской Федерации соответствующие органы государственной власти Российской Федерации, а в случае необходимости — также заинтересованные иностранные государства и международные организации». Частные компании в законе действительно нигде не упомянуты.

Космическое беззаконие как тормоз прогресса
Но отсутствие нормативных актов, регулирующих частную космическую деятельность, — не единственная преграда, возникающая перед подобными стартапами. Не менее труднопреодолимым препятствием является коммерческая составляющая таких проектов.

По расчетам, которые приводит Моисеев, проект в области космического туризма будет иметь смысл с коммерческой точки зрения только в том случае, если его бюджет составит не менее 100 млн долларов. Поделив эту цифру на те 200 тысяч, которые «КосмоКурс» объявил в качестве стоимости билета на суборбитальный полет, получается, что портфель заказов должен составлять не менее 500 заявок. Глава ИКП сильно сомневается, что в мире найдется такое количество желающих заплатить подобные деньги за 15 минут острых ощущений. А если они и найдутся, то на Западе есть прямые конкуренты на этом рынке, причем, в отличие от российской компании, давно раскрученные и готовые к стартам уже в близком будущем.

По мнению Моисеева, создатели «КосмоКурса» в своих планах забежали на несколько этапов вперед, поставив телегу впереди лошади. Они тратили силы и средства на создание космодрома, в то время как до конца осталось непонятным, под какую ракету он должен быть спроектирован. Только в июне 2020 года «КосмоКурс» представил дизайн сверхлёгкой ракеты-носителя, а в феврале 2021 года сообщил, что создаст её самостоятельно. Планы, безусловно, похвальные, замечает Моисеев, — если не знать, что американский космоплан Virgin Galactic Spaceship Two находится в высокой степени готовности, и открыт лист ожидания на полет на нем уже открыт. Join – Virgin Galactic

Так что, космические туристы полетят, скорее, на американских космопланах, а не на российских. NASA практикует передачу перспективных в коммерческом смысле проектов частным компаниям, которые, в отличие от российских, не оказываются в правовой «невесомости». А в России темпы адаптации законодательной базы к научно-техническим реальностям вгоняют в уныние: если законодатели будут «спешить так же медленно», как это делал Конгресс США, то вряд ли можно ожидать активизации частной космической деятельности в России раньше 2030-х годов.

Пока законодатели не обратят внимание на правовой «космический вакуум» и не устранят его, пример «КосмоКурса» будет отпугивать любых энтузиастов и потенциальных инвесторов, уже способных войти на этот рынок, но не готовых наступать на те же грабли. Всем теперь хорошо известны слова Илона Маска, сказавшего: чтобы создать на частных космических проектах состояние, надо потратить два.

Дорогие друзья! Желаете всегда быть в курсе последних событий во Вселенной? Подпишитесь на рассылку оповещений о новых статьях, нажав на кнопку с колокольчиком в правом нижнем углу экрана ➤ ➤ ➤

Источник

2 Comments

  1. Всё прозрачно видно! Основной инвестор космокурса “получил” от вёрджин выгодное предложение об отказе от своего проекта (космоклиентов мало, зачем их волновать выбором) Законодательство РОССИИ вообще здесь на 10м месте. “Всегда ищи(!) – кому выгодно(?)”

    2
    1
    1. Егор Костылев:

      Точно. Шел я по дороге подвыпивши, и кошелек из заднего кармана джинс выпал. Вы его нашли, и деньги себе забрали. Кому выгодно? Вам! Значит, вы и виноваты, что я кошелек потерял.

Добавить комментарий