Павел Пушкин. “Я думаю за эти пару дней все уже высказались?”

6:50 08/04/2021
Комментарии 1 👁 486

Давайте пройдёмся по порядку, что же действительно произошло и что же можно было сделать. Сначала конечно же выскажу удивление, что больше всего крика и обсуждений исходило от тех, кто никогда ничего не создавал и даже рядом не стоял. Это меня всегда удивляло, но это наша национальная черта.

Стартапы создаются и стартапы закрываются и с этим ничего не поделать, такова жизнь. То, что мы так долго пытались и старались, это добрая воля инвестора, которому я очень благодарен. Изначально проект был рассчитан на пару лет, в течении которых мы должны были понять «взлетит» проект или нет и чего для этого потребуется. Идея с суборбитальным туризмом изначально была моей, это можно найти в первых интервью, всё достаточно подробно написано. Идею мне подкинул ещё в бытность работы в ГКНПЦ мой руководитель. Мы прикинули на пальцах, можно было на базе «классических» ракетных технологий сделать лучше, чем у Virgin Galactic. Blue Origin тогда можно сказать не существовали и что они делали, никто не знал. Вот в общении с инвестором я эту идею высказал. Альтернативой был проект некоей лёгкой ракеты. Инвестору больше понравилась идея туризма из-за более интересного и глобального рынка. Мы пожали руки и стали работать. Каково было наше удивление, когда мы увидели, что у Blue Origin уже сделан в железе аналогичный проект и ракета полетела. Можете проверить по срокам первую публикацию про нас с картинками и когда Blue Origin показали, что они делают. Тогда это событие всех начало убеждать в правильности нашего подхода.

Дальше мы численностью от 4 до 6 человек обосновали технический облик, примерные характеристики комплекса, ракеты и аппарата и начали согласовывать ТТЗ с Роскосмосом. Это конечно отдельная история, но мы всё согласовали.

После этого инвестору доложили, что дальше нужна лицензия Роскосмоса и ФСБ, что и предусматривалось требованиями ТТЗ. Под это пришлось искать помещение и его ремонтировать, что тоже не особо весело. В 2017 году наш коллектив насчитывал всего 15 человек. Тогда стало уже понятно, что кадровая проблема является одной из основных. В 2018 году было уже 30 человек, была лицензия Роскосмоса и ФСБ. Именно на этом этапе стало окончательно понятно, что первоначальная идея заказывать разработку и изготовление составных частей у предприятий не получается. Было принято решение развивать собственное направление разработки ЖРД и потихоньку переходить самостоятельно делать железо. Под это пришлось ремонтировать уже небольшой цех. На этом же этапе мы приняли решение, что Байконур нам не подходит в силу организационных проблем, хоть мы его весь изъездили и о многом договорились. Тут как-раз Виталий Егоров и предложил рассмотреть центральную часть РФ. На мои возражения, что мол нужны большущие зоны отчуждения он твердил, что это решение сулит много преимуществ. С одной стороны, я посмотрел экономику проекта, а специалисты посмотрели, как космодром ужать до малого размера. В итоге пришли к выводу, что это отличное решение, а реализуется оно отказом от парашютно-реактивной посадки и переходом к чисто реактивной. Для этого увеличили количество двигателей на космическом аппарате в два раза, получив потребный уровень резервирования.

Виталий предлагал Татарстан, но в итоге больше всего подошла Нижегородская область. Вот где-то с этих решений в 2018 году и начался основной этап проекта. Тогда нам казалось, что все вопросы мы решим к 2019 году, а двигатель своей разработки испытаем в 2020 году.

К сожалению, всё было несколько трудней. Производство полноразмерного ЖРД требовало значительных вложений средств, в полной мере мы ощутили проблему с кадрами в РФ, да и вообще оказалось, что даже клапан на штатные расходы и давления не найти. Заказ любого изделия на тот момент требовал минимум год с непонятным результатом.

А найти механическое производство в РФ с хорошим качеством оказалось нетривиальной задачей. К счастью мы нашли ряд решений и в 2019 году собрали проливочный стенд и стали мучить своё небольшое изделие в железе. Месяцы работы над бумагой привели к тому, что мы на простенькие проливочные испытания смогли потратить не 100 млн рублей, а всего парочку-троечку. При этом все специалисты меня уговаривали выбивать на «классическое» решение денег у инвестора. Согласование космодрома тоже застряло. Появилось множество технических проблем и вопросов, в основном в части управляемости космического аппарата. Данный аппарат в ходе полёта не меняет своей аэродинамической формы и не смещает центр масс. При этом он должен устойчиво лететь и носом вперёд и днищем вниз на различных режимах, в том числе при срабатывании САС.

Мы даже тогда поняли почему в Dragon отказались от реактивной посадки и вернулись к парашютам. Но у нас же была идея с космодромом, и мы проделали колоссальный объём расчётных работ, чтобы получить требуемое решение. Количество перебранных вариантов трудно наверно даже пересчитать. Одновременно с этим «подносили» сюрпризы специалисты по различным системам. Но к лету 2019 года мы нашли решение и утвердили его. После этого мы выслали материалы проекта в Роскосмос, получив положительное заключение. Единственное, нам написали, что без ОВОС космодрома проект не является полным и согласован Роскосмосом быть не может. Это обстоятельство так и не позволило нам защитить Аванпроект.

По двигателям мы проделали колоссальный объём работы по выбору технологии изготовления. Были изготовлены одновременно несколько комплектов КД под разные технологии. Было проведено несколько сотен испытаний опытных образцов материалов. В итоге нами была выбрана технология трёхмерной печати. На тот момент нам казалось, что это решение ускорит процесс и значительно сократит затраты на подготовку производства. Только на подготовку производства для классической технологии требовалось не менее 150 млн рублей на предприятиях отрасли. Организация же своего производства стоила не менее 250 млн рублей. В результате в 2020 году мы изготовили и испытали форсунки и форсуночную головку. Также мы спроектировали и изготовили систему многоразового зажигания ЖРД на основных компонентах, попутно спроектировав и изготовив испытательный стенд. Испытания мы тоже провели достаточно успешно, но при этом переборщили и получили разрушение изделия. По планам огневые испытания камеры двигателя мы должны были провести осенью 2020 года – весной 2021 года в Пересвете.

Все договоры были заключены и авансы выплачены. Но и сам 2020 год выдался тяжёлым и у наших подрядчиков по изготовлению не всё гладко шло, поэтому испытания плавно перешли на 2021 год. А недавно мы вообще узнали, что наш подрядчик камеру изготовить не сможет, так как у него люди уволились и камера в принтер не влезает (при согласованных год назад размерах). По космодрому тоже всё погрязло в трясине вечного бега по кругу. Хотя недавно мы нашли выход из ситуации, но послать документы в Нижегородскую область так и не успели.

Вот если кратенько, то было как-то так. Многое я опустил, но было множество проделанной работы по проекту МСКК и СЛК (в 2020 году). Все специалисты старались и многого добились, но это ракетные технологии и тут всё не просто.

По финансированию, бизнес-планированию и т.п. Проект изначально был рассчитан на пару лет, а протянул 6,5. Каждый раз финансирование давалось маленькими этапами и обосновывалось. Сколько его было припасено и припасено ли было оно вообще, я был не в курсе и сейчас даже не в курсе. На каждом шаге увеличения штата, работы по железу и т.п. я спрашивал есть ли финансирование и получал положительный ответ. Каждый раз я интересовался у инвестора каких результатов он ждёт и что надо поменять в работе. Единственное, что я знал, это то, что решения о полном финансировании проекта не было и что за разовыми тратами типа 100 млн рублей приходить не стоит. Я правда и с 10 млн не очень старался приходить, так как каждый рубль вкладывался в команду и в её развитие. При этом требовать от инвестора гарантий полного финансирования я не имел морального права. Я, и думаю каждый член команды, благодарны инвестору за каждый рубль вложенный в проект и за возможность участвовать в таком проекте и за полученный опыт. Я много читал советов, что при отсутствии финансирования не надо и браться, но для меня это не решение, а трусость. Я как товарищ Сухов предпочитаю помучиться и попытаться.

Теперь про прототип и железо. Этот вопрос поднимался много раз. Инвестор ни разу не просил делать прототип, который бы просто показал способности команды что-то делать. Роскосмос с завидным постоянством и по нашей бумаге говорил, что ошибок нет и всё реализуемо. Инвестор же просил делать только «боевое» железо практически в штатном исполнении. Любое согласованное железо должно было давать результат и должно было быть применимо в штатном изделии, это позиция инвестора, которую я разделяю. Единственное отступление, это штифтовая форсуночная головка, испытанная в 2019 году. Я её заставил спроектировать, изготовить и испытать, чтобы команда привыкла работать над новыми задачами в части производства, закупок и испытаний. И то мы получили большое количество интересной и полезной информации и опыта, которые позволили нам значительно продвинуться вперёд.

Вот такая интересная история. Из-за чего же закрылся проект и компания? Как таковой технической нереализуемости и невозможности не было. Был даже проработан «4 вариант» МСКК, где многое бы решалось в техническом плане. Но к его разработке даже не приступили, видя, что каждый шаг даётся с неимоверным трудом и проект может растянуться ещё лет на 10. Может быть если бы у меня на счету компании лежало хотя бы 5% от требуемой суммы проекта, многое двигалось быстрее, а может и нет. При этом всем было видно, что даже Blue Origin, проведя первые лётные испытания в начале нашего проекта в 2015 году, так к сегодняшнему дню ни одного туриста и не запустила.

Этот факт думаю тоже вызывал вопросы у инвестора, хотя со мной и не обсуждался. Вот мы в 2020 году и приняли решение перейти на «второй» вариант из начала проекта, разрабатывать РН СЛК. Коллектив достаточно быстро разработал технические предложения и хорошего качества. После этого мы стали искать потенциального заказчика работ. Самое интересное, что мы его нашли и даже подписали соглашение, где мы на достаточно неплохом уровне включались в состав разработчиков перспективного КРК с РН СЛК. По сути нам отводилась ключевая роль в проекте. Это было признание и победа, так как согласовали наше участие на всех уровнях. Курировал проект лично Генеральный конструктор средств выведения РФ, Медведев А.А. Но как оно у нас часто бывает, деньги урезали и вообще перенесли на 2022 год… это был конец!

Читайте также “Творческие люди должны были получить свой шанс”

Павел Пушкин

Дорогие друзья! Желаете всегда быть в курсе последних событий во Вселенной? Подпишитесь на рассылку оповещений о новых статьях, нажав на кнопку с колокольчиком в правом нижнем углу экрана ➤ ➤ ➤

One Comment

  1. Высказались уже все. Остается токма, для пущей объективности, прикрепить к теме опрос о том, ихто, по-вашему разумению, есть такой Павел Пушкин?

    Варианты ответов:
    1. Гений
    2. ни рыба – ни мясо
    3. Проходимец

Добавить комментарий